Отношения с людьми

Мы зависим от оценки других людей. Когда нас оценивают хорошо, мы возносимся, становимся большими, красивыми, умными, мы приняты собой, потому что судим о себе с чужих слов. А когда нас чернят, говоря, что мы плохие, нехорошие, топают на нас ногой, покрикивают – немедленно возникает испуг и наше «я» внутренне сотрясается. Оказывается, мы не соответствуем чьим-то представлениям.
Любовь. Другой говорит: «Как ты хороша! Как ты хорош!» И наша жизнь начинает приобретать яркие краски. Стоит нам услышать «хорошо» в свой адрес, и мы на этом не останавливаемся. На следующий день, если другой сказал один раз «хорошо», он должен будет сказать нам два раза «хорошо», потом три… В уме не рождается понимание, что все имеет две стороны. Если нам говорят «хорошо», вопрос в том, когда другой выведет вторую часть. Обязательно, в следующий раз, или через раз, или через десять раз, все равно нам будет показана вторая часть. Там, где «хорошо», там, где восторг, там прячется и вторая часть. Находясь в восторженности, мы не подозреваем об этом, и как бабочки летим на огонь этого «хорошо».

После «хорошо» приходит «плохо». Никто так не ссорится, как влюбленные, как возлюбленные, те, кто так много обещал друг другу. Когда достигается пик восторга, мужчина восхищается женщиной, женщина восхищается мужчиной, теперь они должны осуществить свою жизнь за счет друг друга, они должны поддержать этот восторг, они должны прожить всю жизнь вместе и умереть в один день. И вдруг, спустя какое-то время, они видят, что все не так. Не так, как они себе представляли. Начинаются мучения.

Нам сказали «плохо», и мы уже не такие: нас не хвалят, нас не любят, нами не интересуются и так далее. Если мы не знаем ничего о себе, то слова другого о нас – это вся наша жизнь. Просто слова другого. Мы ничего не видим за словами. Он говорит «хорошо» – и полет, он говорит «плохо» – мы летим в бездну и разбиваемся. Все зависит от другого, если мы являемся незнакомцами для самих себя.

Подростки особенно нуждаются в помощи, когда к ним приходит первая любовь, первая любовная лихорадка, и они не знают, на каком свете находятся. Им нужно понимание, чтобы они не теряли самих себя, потому что впоследствии, неудачи первой любви являются поводом для многих, взрослых уже людей – не любить, никогда не вступать в глубокие отношения, никогда не быть глубоко в сексе.

В жизни все происходит не так, как представляется в уме человека. В результате, урон наносится немедленно, с первой же неудачной, несостоявшейся любовью: поцарапанное, побитое эго, потрясение, потому что получилось не так, как ожидалось. Последствия этого иногда растягиваются на всю жизнь. Человек от боли, от страха, оттого, что потерпел такое фиаско, больше не вступает в глубокие отношения. Его психическая самозащита работает таким способом, что в любви он движется, чуть ли не по-пластунски, исподтишка, заглядывая и так, и этак, измеряя и соизмеряя — ему кажется, что еще раз такой боли он не вынесет.

Когда человек учится осознавать себя, он остается во внимании к себе, он проходит через первую любовь, через боль разрушающихся проекций, и многое открывается перед ним. Он видит, что первое, из-за чего болеет человек – это не душевная боль, а боль, связанная с разрушением проекций.

Человек приходит в жизнь, и в его представлении ему обещано счастье на все оставшиеся годы. Он даже не подозревает, через что ему придется пройти, сколько потерять, сколько найти, какое видение ему понадобится для того, чтобы прожить свою собственную жизнь. Он не подозревает, не представляет, и с детства пытается вписаться в огромность жизни с уже готовым обещанием самому себе, что все будет хорошо. И вдруг — крушение.

Главным для человека всегда будут отношения с другими людьми. Но живые отношения не строятся по заранее заказанному проекту, результат будет одним и тем же: фрустрация и разочарование по поводу встречи.

Есть расхожее мнение: самые счастливые любовники те, которые не встретились. Разочарование можно скрыть от себя, подавив в подсознание, а можно признать, что оно есть, и жить с ним. Тогда двери для нас не закрываются, мы сможем выйти из этих отношений, мы будем открыты для новых встреч, для новых отношений. В противном случае двери закрываются, и мужчина с женщиной просто влачат существование.

Истинное счастье – это когда мы не упускаем жизнь, а идем вместе с ней, не закрывая глаза, а, значит, обучаемся видеть реальность и жить с реальностью. Это – взрослая жизнь.
Страх перед недоброжелательным отношением других возникает у нас, когда мы не уделяем себе внимания, забывая о своем внутреннем мире, и полностью устремляемся в окружающий нас мир.

Мы смотрим на других, в надежде получить определенного рода отражение, имея идею о себе, о том, какие мы есть. Но мы не доверяем этой идее, так как она никем не подтверждена. Какое бы хорошее мнение мы о себе не имели, например, нас хорошо воспитывали, любили, родители говорили: «Ты славный мальчик, славная девочка», учителя подтверждали это, но эта идея о себе не удерживается в нашем «я» надолго, потому что она должна иметь множество подтверждений, постоянную подпитку. То есть люди все время должны подтверждать, что мы хорошие.

Человек является коллективным существом, он не может жить без коллектива, он не может обслуживать самого себя во внимании, поэтому ему нужно множество отражений. Только в самопознании, он начинает уделять внимание себе, а до тех пор, независимо от того, ребенок это, женщина или мужчина, человек устремляется к другим, спрашивая других о себе. Где бы мы ни были: на улице, на работе, в собственном доме, в кругу друзей, нас отражают тем или иным образом. Мы безумно страдаем, когда нас отражают «не так» и приходим в восторг, в восхищение, когда отражение совпадает с тем, что мы хотим. Весь смысл жизни посвящен этому. Ради этого мы стремимся к славе, власти, деньгам, сексу – мы делаем все, чтобы получить высшее удовлетворение от этого. Но дело в том, что наше «я» — это нищенская сума, оно никогда не получит удовлетворения, его все время надо будет восстанавливать и подпитывать за счет отражения. Поэтому разочарование, фрустрация, невротичность сопровождают жизнь человека.

Отношения с людьми, помощь психолога, вопросы психологии

Мы подходим к «зеркалам» других людей с проекцией на определенный род отражения, мы испытываем тягу к другому человеку, устремляемся к нему на крыльях любви, но как только он подходит, мы пугаемся, что нас могут отразить не так, как мы хотим. У нас уже есть негативный опыт, даже если он разовый. Каждый человек сталкивается с опытом непонимания. Его не понимает другой, такой же человек, как и он, такое же существо в интеллекте, такое же разумное, красивое, хорошо одетое, в этой же стране, в этой же квартире. Мы хотим получить одно отражение, а нам говорят об ином. Из-за этого несовпадения, мы расстраиваемся, у нас возникает страх перед другими. Как только в нас возникает страх, начинается подавление — срабатывает психическая самозащита человека. Существует механизм вытеснения, который вытесняет этот страх в подсознание. В результате, мы уже не идем к другому, а, практически, подползаем.

Нас тянет к другому, мы стремимся к нему, весь магнетизм для нас – в другом. Мы хотим, чтобы нас холили, лелеяли, хотим получить от другого все виды счастья, блаженства, интереса, довольства, наполненности, но как только мы подходим к другому, тут же начинается битва. Как только двое встречаются, они тут же начинают выяснять, кто из них прав, а кто виноват.

Но нужно знать, что мы и не могли по-другому, потому что внутри нас существует подсознание, где накапливаются все уколы, все шипы, которые мы когда-либо получали. У нас не было возможности получить образование относительно того, как обращаться с самим собой. Мы разочарованы после общения, потому что много раз проецировали, а затем наши проекции разбивались. Накапливалась злость, обида, разочарование, боль, ненависть, потому что мы не знали, как с этим быть.

Мы ничего о себе не знаем, и, в результате, полностью, на все сто процентов «вываливаемся» во внешний мир. Мы надеемся, что внешний мир встретит нас с распростертыми объятиями, потому что это — наша жизнь. У нас ощущение, что все создается впервые и для нас: впервые любовь, впервые секс, впервые день рождения, впервые интерес к чему-либо. Но, устремляясь в мир, мы обнаруживаем, что нет того эффекта, на который мы рассчитывали и оскорбляемся, сжимаемся внутри самих себя. Мы имеем жгучее желание, чтобы вокруг нас были другие, много других, но сами неспособны быть с ними.

Чем больше наша заинтересованность, больше наша рана, тем больше наше подавление, тем больше страха перед другими. Проблема этого страха в малой осознанности. Нет понимания самого себя, а без этого нет понимания и приятия другого. Нет достаточной осознанности, чтобы жить в позволении, жить неумело, без всякой корректировки, жить с тем, что мы имеем, принимая дар жизни изначально, постоянно обнаруживая свою неумелость, давая себе право на ошибку. И, оказывается, из этой неумелости, рождается умелость, колоссальное понимание, проникновение и сила. Живя в таком позволении, человек позволяет и другим делать все, что они хотят, играть в любые виды игр, потому что он начинает полностью видеть отношение к нему другого человека. При этом, он никогда не претендует на какое-то особое отношение к себе, он просто видит каждого, его истинную мотивацию. Кто-то говорит ему про свою любовь, а он знает, что его не любят, кто-то говорит: «Я не люблю тебя, я тебя терпеть не могу», а он знает, что его любят. Что бы ни говорил другой человек, он просматривает истинную суть, его взгляд идет за пределы внешности, тела, одежды, речи. Он понимает и узнает самого себя, поэтому точно так же понимает и узнает других людей, его страх перед другими людьми исчезает.

Мы можем быть внутренне согреты, только если будем открываться, и жить в открытости, познавая свои собственные внутренние законы. Но человек закрывается, закупоривается и ищет удовлетворение посредством другого. Здесь ошибочность и причина всей нашей неудовлетворенности, всех наших страхов. Мы преследуем и контролируем другого, а другой преследует и контролирует нас. В результате, мы становимся невротичными, капризными, охотимся за другими, вступая с ними в борьбу и трения, и одновременно надеемся на большую любовь, которая нас осчастливит и согреет на всю оставшуюся жизнь, оставаясь в этом замкнутом круге, безо всякого понимания своих внутренних законов — законов бытия.

Зависть – это сравнение себя с другими, признавая, что они являются в жизни победителями, а мы — проигравшими. От этого мы поражены в самое сердце. По сути, в этот момент у нас «отказывает» здравый смысл, мы не собираемся жить своей жизнью, и не проявляем уважения к своей природе.

Зависть — это душевная болезнь. Когда бы мы ни взялись проводить параллель своей жизни с жизнью другого человека, то будем побеждены, распластаны и никогда не сможем стоять в полный рост, потому что в зависти это просто невозможно. У нас есть только наша энергия, мы можем ее развить, а можем и не развивать. Причем тут другой? Другой, он и есть другой, с самого рождения. У него другой потенциал, другие возможности, деньги, комплекция и т.д. Но на этом сравнении строятся целые индустрии, а у человека возникают все виды невроза. Нас эксплуатируют, показывая нам, что такие, как есть, мы несовершенны. У нас несовершенная фигура, одежда, здоровье, у нас кариес, перхоть, целлюлит и т.д. Мы не в чем не совершенны. Но мы и не должны быть совершенными. Мы должны быть собой.

А наш общий, психологический «бзик», в полном смысле этого слова, заключается в том, что мы хотим быть не тем, кто мы есть. И мы сходим с ума, растрачивая свою собственную энергию на сравнение, растравливая и поражая самого себя стрелами недовольства, самодиверсий, ненависти к себе за то, что мы не такие, как другие. Но, по сути, мы даже и не видим другого человека. Мы выбираем лишь его фрагменты: ноги, волосы, лицо, деньги, одежду, машину. Завидуя, мы мысленно натягиваем, цепляем на себя какие-то детали, отсекая их от жизни другого человека в целом.

Разумность заключается в том, что даже если мы хотим сравнить себя с другим, то нужно знать о человеке все, начиная с его рождения, и до момента, когда мы начинаем себя с ним сравнивать. То есть, всю его жизнь, все, что он получил, какой ценой, все, что с ним происходит – взять целое полотно его жизни. И даже в этом случае мы ничего не будем знать – ни человека, ни его жизнь, ни то, что случилось или случится с ним. Сегодня он может быть на гребне волны, а завтра уже нет. Жизнь непредсказуема.

Но мы выбираем детали, самые лучшие детали жизни другого человека, и сравниваем с собой, тем самым, нанося удары по самому себе, разрушая веру в себя и подтачивая свои же силы, а потом жалуемся на судьбу. И это при полном здравии ума. Если нас учат логике, то даже простая логика подразумевает, что «мы» — это «мы», а «другой» — это «другой». Это ясно даже чисто логически.

Но мы этого не слышим. Вся образовательная система построена на соревновательности. Знамя соревновательности подхвачено с самого рождения, когда одних детей начинают сравнивать с другими – кто-то лучше учится, кто-то лучше кушает, у кого-то лучше зубы, оценки, все, что угодно, но лучше. Так работает наш ум – он все разделяет на «лучшее» и «худшее». Как он это определяет? Он просто берет какую-то часть, фрагмент из целого, и делает выводы. Наш ум — великий делитель, он делит все.

Отношения с людьми, помощь психолога, вопросы психологии
Поэтому, что бы мы ни услышали и ни увидели в самих себе, мы должны знать, что это всего лишь часть, фрагмент целого. Но этот фрагмент мы принимаем за целое. И самопознание необходимо для того, чтобы постепенно узнавать фрагмент как фрагмент, понимать истинную причину, мотивацию того, что с нами происходит, и создавать в себе единство, чтобы видеть себя, жизнь и других людей во всей целостности.
Ультиматум – это условия, причем предварительно поставленные, по каким правилам игры мы собираемся любить, дружить, заниматься сексом, растить детей и т.д. Ультиматум – это крайняя степень условия, когда проявляется наша обусловленность.

Мы говорим, что это поддержано нашими принципами и считаем, что это правильно, что это хорошо. Однако, на самом деле в этот момент у нас присутствует упертость, ограниченность, мы ничего не видим дальше собственной идеи, и поэтому можем позволить себе такую «барскую» роскошь — поставить другому человеку ультиматум. Но это – тонкий вид насилия. Он поддержан нашей обусловленностью, нашими взглядами и убеждениями — мы что-то выделили как принципиальное, а, на самом деле, там скрыта наша алчность, наше желание осуществления себя посредством другого. Мы насилуем другого человека в этот момент. Мы не собираемся дружить с ним, мы не собираемся любить его — мы ставим ему ультиматум. Мы унижаем его и этим наносим урон.

Говоря другому человеку, что «я буду с тобой на таких-то условиях», мы, тем самым, вступаем с ним в психоэмоциональную петлю. Он, в силу желания быть с нами, или в силу каких-либо других причин, находясь в зависимости от нас, вынужден говорить: «Хорошо. Пусть будет по-твоему». Теперь отношения будут строиться только на наших условиях. Мы хотим быть победителями. И все это прикрыто маской порядочности, добропорядочности, доброго отношения, чистоты понимания и уверенностью, что именно так правильно. А то, что мы сделали в этот момент с человеком – никакого значения не имеет.

Но жизнь обмануть нельзя. Жизнь – это высочайший разум. Как только мы перестанем ставить ультиматумы — мы никогда не позволим другому человеку поставить ультиматум нам. Мы все будем делать от сердца. Мы будем чувствительны, внимательны. Когда мы увидим, что отношения закончились, мы скажем: «Все закончилось. Я тебя обожаю. Спасибо тебе. Мы прошли путь, и если бы не ты в моей жизни, она бы многое потеряла».

Мы вырастем сами, и поможем вырасти другим. И не надо специально взращивать благодарность и признательность, потому что, не ставя никаких условий, не ставя ультиматумы, — мы никогда не позволим поставить их нам, а благодарность родится сама. И это будет наша жизнь, подлинная жизнь — отклик на другого человека.
Забота — это показ нашей расположенности по отношению к другому, но, обязательно, в расчете на что-либо. Забота никогда не бывает без расчета. Расчет делается на то, что другой человек (ребенок, муж, любовник, друг, подруга) оценит нашу заботу и когда-нибудь сторицей воздаст нам. Внешне это условие может быть не выставлено, но на уровне подсознания происходит накопление: что и сколько мы для него сделали.

Наш ум – великий бухгалтер, он подсчитывает, сколько раз мы посвятили себя заботе о другом человеке. Поэтому рано или поздно ему будет выставлен счет. Мы всегда будем ожидать, что он нас отблагодарит и вернет с лихвой все то, что мы в него вложили.

Если мы находимся в осознанности, наш ум не считает, мы знаем, что все, что мы делаем для другого — мы делаем для себя. Мы ни о ком не заботимся, мы знаем, что все изначально делаем согласно самим себе. И это, как дыхание, это наша необходимость поступать таким способом, любить, благодарить, воспевать.

Тогда у нас существует и другая сторона, когда мы можем в любой момент сказать «нет». То есть, мы делаем для другого столько, сколько нужно, адекватно моменту. Мы заботимся о нем, но когда энергия заканчивается, мы говорим «нет», и наше «нет» по силе, равноценно нашему «да». И тогда мы никому в жизни не предъявим счет, потому что всегда будем знать, что стали внутренне богаты именно благодаря этой заботе о другом. Нам это было необходимо, мы делали это для самих себя.

И мы не станем рассчитывать на то, что нас отблагодарят. Если другой благодарит, мы будем праздновать его и скажем в ответ: «Спасибо, ты замечательный человек, у тебя хорошая, добрая душа. Со мной ты, или нет — я тебе просто люблю, а то, что ты позволил мне о себе заботиться, и это великое чудо, потому что я без этого был бы беднее».

Если этого нет, то вся наша забота превращается в накопление на другого человека разочарования, злости, гнева, ревности, обиды, обладания для последующего предъявления счета. Мы рано или поздно начинаем его контролировать, и злимся, если он отдаляется от нас. Ведь столько заботы было посвящено тому, чтобы им обладать, чтобы он принадлежал нам, а он это не оценил и теперь уходит к другому человеку, другой женщине, другому мужчине, не считаясь с нами. И от этого мы просто начинаем сходить с ума, попадая в невроз, потому что истинной мотивацией нашей заботы было обладание.

Комплекс жертвы – это комплекс служения. Всё начинается со стремления стать добродетельным, добропорядочным и получить признание от людей, чтобы они оценили. Это тонкое эго, претензия эго на святость, быть самым лучшим, лучшим из лучших.

Если это мать, то она начинает изо всех сил любить своих детей. Как может любить человек, который не понимает себя? Это невозможно. Значит, это выражается в виде заботы, в виде внимания. Все, что делает человек с комплексом жертвы, обязательно взвешивается. Все подсчитывается: сколько отдано времени, сколько здоровья, сколько сил, сколько жизни, чем она пожертвовала ради детей, ради мужа, ради работы, ради сотрудников. При этом она контролирует, как к ней относятся.

Комплекс жертвы — это тотальная зависимость от других и одновременно демонстративная форма показа своей независимости от них. Требование, чтобы все понимали, что они от неё или от него зависят: «Сколько я для вас сделал!». Это либо подчёркивание — демонстративная форма, либо покорность — подавленная форма, которая периодически в истерической форме начинает требовать: «Я на вас потратила всю жизнь, я упустила своё замужество, личную жизнь, вы выросли, не оценили мою жертву вам!» и так далее.

Она требует компенсации за всё, но ее иллюзии разрушаются. Все проекции человека с комплексом жертвы разрушаются, и все их разрушают. Проходя, ненароком, люди, не подозревая, разрушают проекции этого человека. И человек впадает в депрессию, в отчаяние. Фрустрация. Разочарование. Обманут самой жизнью. И опять он латает то, что разрушено, всегда заново, и всё больше и больше становится демонстративным, показывая: «Да если бы не я, вы бы не нашли даже, где стоит тарелка! Вы бы не отрыли холодильник, и даже не знали бы, что там стоит еда! Я не спала всю ночь, я для вас готовила! Я не спала всю ночь, я за вас переживала!».

То есть, этот человек превращает свою жизнь и жизнь других в ад. Все, кто окружает человека с комплексом жертвы, страдают виной. Колоссальной виной, активно работающим комплексом вины на уровне подсознания. Они начинают избегать этого человека, они начинают прятаться от него, сводя отношения к минимуму. Человек с комплексом жертвы болеет душой, он разочарован, он требует исполнения долга по отношению к себе. Окружающие знают, что долг надо выполнять, и они выполняют свой долг, но человек, страдающий комплексом жертвы, не может ни насытиться, ни поблагодарить. Он этого не умеет, он только требует и требует, потому что всю жизнь накапливал на уровне подсознания свой вклад — он никогда ни одного жеста не сделал бесплатно, в надежде, что рано или поздно ему все оплатится, и если он что-либо делает, то все это оценят.

Таким образом, он пытается купить любовь другого человека, внимание к себе. Зачем такая жертва, зачем такая покупка любви и отношений? Ущербность этого человека такова, что он не верит, что можно что-либо получить от жизни, если не требовать — внимание, секс, любовь, отношения, благодарность. То есть, изначально его отношение к жизни, к человеку, к детям, к окружающим извращено, потому что он начал жить для того, чтобы все в нём нуждались. Он сделал всех зависимыми от себя, чтобы они ценили его и понимали, что без него обойтись невозможно.

Жадность – это неумение отпускать что-либо от себя, это состояние негармонии, неудовлетворенности и осуждение любых проявлений щедрости. Постоянный внутренний диссонанс порождает в таком человеке страх перед жизнью и желание иметь все больше и больше, для того, чтобы обеспечить себе психологическую безопасность. Он воспринимает жизнь как нечто враждебное, потому что она может ворваться, распахнуть окна, двери и унести все.

Нет гармонии, нет взаимодействия с собой, есть только страх перед жизнью и страх перед другими людьми. Жадный человек никогда не поверит в доброту и щедрость другого. Его стремление – деньги, они ставятся во главу угла и являются панацеей от всех видов несчастья, то есть, он считает, что денежные прививки – это и есть истинные прививки для счастья, для жизни, для творчества.

Жадность сопровождается абсолютной, доведенной до абсурда, нетерпимостью по отношению к другому человеку. Любое проявление другого встречается в штыки, поэтому жадный человек никогда ничего на себя не возьмет. Что бы он был интеллигентен и признал, что с ним что-то не так – ни в коем случае, для этого нужно быть глубоким человеком, а жадность – это не глубина.

Когда вы встречаете жадного человека, он говорит о своей доброте, он говорит о своей невероятной щедрости, так как очень заботливо поддерживает свою идею о себе. Вы еще ни о чем его не спросили, а он уже распевает на все лады о доброте, о щедрости, о том, сколько он тратит на дом, семью, друзей и так далее. Он может рассказать о том, сколько потратит на вас, если куда-нибудь с вами пойдет. Вы можете с ним пойти, но знайте, счет потом вам будет представлен — по полной программе.

Жадный человек во всем видит покушение на себя, это преследует его как тень, видится лишь темная сторона жизни, для него все смещено – все жадные. Как они могут быть добрыми? Значит, они притворяются, они лицемерят. Жадный не может видеть доброго – это исключено: если вы пришли к нему заняться сексом, то это из-за его денег, значит, вы покушаетесь на его деньги. Секс — это второе, а деньги — это первое. Что бы там ни было – сначала деньги, а потом все остальное. Полное недоверие, полная закрытость.

Жадность компенсационна. Человек какое-то время жаден, а потом срывается с цепи, и удержать его нельзя: он теряет, тратит, разбазаривает, проигрывает, у него крадут, и так далее — он становится инфернальным. То есть, он довел жадность до абсурда и подошел к крайней ее степени. Но человек не может жить в таком напряжении: как только жадность доходит до крайней степени, и дальше подсознание уже не может ее удерживать, происходит срыв, как запой у алкаша, и деньги его улетают. А потом, он опять начинает бороться за денежные знаки. Жадность — это болезнь, это сон души человека.
Неприступность – это закрытость. Неприступностью страдают чувствительные люди, очень чувствительные люди, которые жутко стремятся к отражению, к открытости. Такие люди очень нуждаются в других, в теплоте, они очень нуждаются в понимании. И от своей чувствительности, от боли, от уязвимости, от ранимости своей, от такого жуткого стремления к открытости и неверия, что это может случиться в их жизни — они окончательно закрываются и становятся неприступными.

Как только вы видите неприступного человека, знайте, что он «приступный». Он ждет, ждет сигнала, чтобы выйти на контакт. Потому что только очень чувствительные люди загоняют себя в такую камеру пыток – в неприступность. Эти люди, в силу своей сердечности и чувствительности очень восприимчивы. Они до невыносимости себя ограничивают в общении, потому что очень ранимы, а, по сути, всю жизнь стремятся именно к открытости, к близкому, проникновенному контакту. Для них – это воздух, для них это солнце, для них это вся жизнь. Но из-за этого ограничения, из-за страха перед болью, не найдя приятия и понимания у других, они не могут найти в жизни эту тропинку. Эту нить Ариадны – они закрываются в себе и становятся неприступными. Они не нашли открытость, поэтому они закрылись, они захлопнулись, они забаррикадировались, они сказали «нет и не надо, все покончено с этим, я не могу так жить, я не могу жить с болью, я не вижу выхода».

Неприступный человек испытывает настоящую нужду, жажду, и он не может найти эту тропинку к источнику. Поэтому неприступный человек – это человек, стремящийся именно под небо, ищущий живую жизнь. Когда видите неприступного человека, никогда не обращайте внимания на поверхностное, на его шипы, знайте, что это декорация. Такая неприступность только в силу того, что он очень страдал. Он ищет… ищет открытость. И он закрывается. Именно такие чувствительные люди закупоривают себя.
Обида
Мы богаты эмоциями, мы богаты всеми видами проявления себя, и можем обижаться. Но мы не делаем это простодушно, прямодушно, откровенно, искренне, и тогда обида становится буфером, из-за неумения откликаться на ситуацию.

Если нас обидели, обида должна быть выражена немедленно. Достаточно в тот же момент нам произнести: «Я обиделся! Я разозлился!», и обида сразу же проявится в сознательной части. Тогда энергия обиды не уйдет в подсознание — она изымается.

А что делаем мы? В момент обиды мы защищаем собственное «я», свою идею о себе, как будто на нее покусились, пошатнув наш авторитет, который мы же в себе и носим. Обида выставляется как буфер, и мы замыкаемся. Как только это происходит — энергия обиды уходит в подсознание и становится злопамятностью. Мы не откликнулись на ситуацию, и в результате, начался накопительный процесс, который энергетически очень ядовит. У нас образуется рана, практически язва. Мы носим ее в себе до тех пор пока она не созреет, как созревает плод, а после набрасываемся на обидевшего нас в прошлом человека и выставляем ему счет. Наш агрессивный выпад проявится в том, что мы станем рассказывать ему, какой он «никакой» и разрушать его представления о себе, оскорбляя и нанося удары по его авторитету.

Что произошло? — мы вступили с этим человеком в психоэмоциональную петлю, он стал нашим дополнительным психологическим грузом. Теперь мы постоянно сверяемся с ним, контролируем его. Он, буквально, находится внутри нас, и мы уже свою жизнь не живем.

Контроль, идеи, страх за свое лицо — мы все это тащим в себе, не проживая собственную жизнь. Опасность не в том, что мы можем нанести удар другому человеку, а в том, что теперь перед каждым, кто встретится на нашем пути, мы начинаем внутренне сжиматься, боясь за свое лицо. И все наши агрессивные выпады — это проявление нашего подсознательного недовольства тем, что мы когда-то промолчали, затаили, не выразили простодушно, не открылись, не были естественны.

Жизнь – это, в любом случае, отношения, и проявлять себя, выражая то, что есть в данный момент необходимо, чтобы не загружать подсознание.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s