Садомазохизм

Садизм — по имени франц. писателя маркиза де Сада (de Sade);
Половое насильничество, эротический тиранизм, активная альголагния, девиация сексуальная, при которой половое удовлетворение достигается в процессе причинения партнёру физической боли или психических страданий. Маркиз де Сад систематизировал все известные ему к тому времени сообщения об использовании механических средств при половом акте, в частности блоков, лебёдок и подъёмников, применяемых для создания различных позиций во время полового акта и используемых для истязания. Он был автором психологических романов на тему сексуальных отклонений (например, «Жюстина» и «Жюльетта»), в которых проповедовал право человека на наслаждение без всяких ограничений и раскаяний, а также восхваляя ничем не ограниченное сексуальное поведение, которое даже в преступлении находит сексуальную стимуляцию. Всё это и было причиной появления определительного термина для подобного поведения человека.

Садизм заключается в том, что сексуальное наслаждение возникает в ситуации, связанной с доминированием и беспрекословным подчинением себе партнёра, овладением им и подчинением его в такой мере, что ему можно даже причинять боль и унижения. Господство над человеком как особая форма связи с ним создаёт садисту чувство удовлетворения, причём формы господства нередко могут быть как в социальном, так и в индивидуальном плане выгодными для подчиняемого. Контекст сексуальной ситуации, в которой партнёр в соответствии с волей садиста испытывает унижение или боль, подтверждающие власть и господство садиста над своим партнёром, вызывает у него выраженное сексуальное возбуждение и последующее особое наслаждение, сопряжённое с сознанием неограниченной власти над подчинённым себе человеком.

Садизм, благодаря его связи с агрессией, в какой-то мере предрасполагает к совершению половых преступлений с применением насилия. Элементы сексуального садизма, видимо, присутствуют в так называемом сексуальном сценарии многих людей, но реализовать их на практике всё же решаются немногие. Однако в том случае, когда внешние обстоятельства позволяют садисту легализовать своё полное господство над другим человеком, садизм перестаёт существовать в игре воображения и начинает применяться в повседневной практике. Это имело место во времена рабства, средневековых работорговли и инквизиции, фашистских концлагерей. Убийство с целью получения сладострастных переживаний является крайним проявлением садизма. Наслаждение и сексуальное удовлетворение в этих случаях достигаются убийством жертвы, что является крайним выражением исполнения над ним полной власти. Такие формы садизма являются половыми извращениями.

Иногда неосознаваемые садистские наклонности могут лежать в основе задержки семяизвержения (эякуляции) или отсутствия его при половом сношении (коитусе), если поведение женщины не соответствует его сексуальным наклонностям. Последствиями проявления садистских наклонностей может быть и полный отказ от половых сношений или холодное, безэмоциональное наблюдение за протеканием сексуального возбуждения у партнёра. Обычно мужчина как активный сексуальный партнёр стремится перестроить женскую психику в момент близости на свой эротический лад, подчинить её своему желанию, порой преодолевая даже некоторое, пусть и мнимое, сопротивление женщины, что только повышает его самооценку и придаёт чувство уверенности.

Несмотря на кажущуюся раскованность в действиях большинства мужчин, определённая сдержанность в реализации скрытых побудительных мотивов всё же присутствует, а в случаях садизма эти внутренние тормоза отсутствуют и желание полной власти над объектом страсти может не знать ограничений. Обычным проявлением садизма является нанесение психической или физической боли партнёру, а в проявлениях садизма по отношению к неживым предметам сексуальная фантазия девианта беспредельна. Следует отметить, что проявления садизма могут иметь место и у женщин, часто достигающих наслаждения от созерцания унижений партнёра, теряющего чувство собственного достоинства. Формы садизма крайне разнообразны: от мыслительного (представлений о жестоких действиях по отношению к женщинам и даже их мысленного убийства) до случаев некрофилии, вампиризма, бертранизма.

Пионер современной сексологии Крафт-Эбинг, вводя впервые в научный обиход понятие «садизм» в изданной в 1886 г. монографии «Psychopathia sexualis», даже в самых смелых мечтах вряд ли мог предположить, какую карьеру этот термин сделает, проникнув в обычный обиходный язык. Наверняка и маркиз Донасьен де Сад, от чьего имени и было образовано столь популярное ныне слово, не думал, что обретет с его помощью бессмертие, которое затмит скандальную славу, окружающую его личность и литературное наследие. Деяния маркиза стали синонимом сексуального поведения, характерного для одной из наиболее распространенных девиаций.

Сначала под садизмом понималась такая форма сексуальной активности, при которой источником удовлетворения служило причинение физической боли и страдания другому лицу. Однако по мере того как углублялись познания о сознательных и подсознательных механизмах сексуальной и психической жизни, становилось ясно, что понятие садизма значительно шире. Очень удачное определение ему дал знаток человеческой психики Эрих Фромм: «Известны три вида садистских наклонностей… Первый заключается в стремлении поставить других в зависимость от себя, чтобы получить над ними абсолютную и неограниченную власть, превратить их в свое послушное орудие и сделать податливыми, как глина в руках гончара. Второй основывается на внутреннем стремлении не только безраздельно управлять другими, но и эксплуатировать их, использовать, обкрадывать, потрошить и — если можно так выразиться — высасывать из них все «съедобное». Подобное желание может распространяться как на материальные, так и на нематериальные объекты, например чувства или интеллект данного лица. Третий вид садистских наклонностей — это страсть причинять другим боль или наблюдать за их страданиями. Последние могут быть как физическими, так и духовными. Речь здесь идет о физическом насилии, унижении, стремлении привести других в смущение, увидеть их в унизительном или затруднительном положении». С целью удовлетворения своих потребностей садисты ищут знакомства с теми, кого могут подчинить себе, поставить в полностью зависимое положение, и, наоборот, избегают контактов с людьми, чья психика сильнее, и кто может отплатить за унижение.

Мазохизм
Термин «мазохизм» ввел в научный обиход все тот же знаменитый сексолог Крафт-Эбинг. Первоначально он обозначал сексуальную девиацию, заключающуюся в достижении полового удовлетворения посредством духовного или физического страдания, причиняемого партнером или самим собой вместо, либо в ходе сношения. Позднее благодаря психоанализу получило распространение более широкое понятие мазохизма, относящееся к типу личности. Мак-Кэри сообщает, что мазохизм (девиация) наблюдается у 2,5% мужчин и 4,6% женщин. Таким образом, утверждение, будто мазохистские черты присущи женской натуре, а садистские — мужской, не соответствуют истине. Если родоначальник садизма маркиз де Сад — фигура хорошо известная, его книги издаются и в настоящее время, ему посвящено множество трудов, то человек, с чьим именем связано понятие мазохизма, сейчас почти предан забвению, а ведь он вполне заслуживает того, чтобы сказать о нем несколько слов. Леопольд Захер-Мазох (1836 -1895) был писателем, через все творчество которого красной нитью проходит мотив гордой властительницы («Венера в мехах») с бичом в руке, обладающей безграничной властью над рабски преданным ей мужчиной. Почти все героини его книг — это сильные, демонические женщины, губящие своих поклонников. Подобная линия в его произведениях связана с событиями, имевшими место в жизни писателя.

Известный психоаналитик Эйдельберг описал ряд механизмов и разновидностей мазохизма, увязывая их с нарушениями идентификации с полом, переживаниями раннего детства (например, с чувством удовольствия, возникающим во время физического наказания родителями), моральным ощущением своей малоценности (в таком случае мазохизм проявляется в подсознательном восприятии кары и унижения как чего-то вполне заслуженного). Этот же исследователь обнаружил мазохистские склонности у многих фригидных женщин и импотентов.

Эрих Фромм связывает мазохизм с чувством одиночества и отсутствием ощущения значимости: «Охваченный ужасом индивид ищет что-нибудь или кого-нибудь, к кому мог бы привязаться, он уже не способен дольше быть собственным индивидуальным Я, отчаянно пытается избавиться от него и снова почувствовать себя в безопасности, сбросив бремя своего Я. Мазохизм — одна из дорог, ведущих к этой цели.

Мазохизм, подобно садизму, выходит за рамки человеческой сексуальности и, будучи связанным с личностью, демонстрирует очень сложные и разнообразные источники своего развития.
Это девиационная форма, которая очень редко становится предметом судебного разбирательства. Потребности обычно удовлетворяются в рамках союза с партнером, подходящим в психологическом плане для реализации проявляемых ожиданий.

Наблюдения показывают, что союзы между лицами, наделенными садистскими и мазохистскими чертами, бывают очень прочными и взаимодополняющими. Они, как правило, не обращаются за помощью и советом, хорошо чувствуют себя вместе, обоюдно удовлетворяя свои потребности. У других садистские и мазохистские черты проявляются одновременно. В таком случае имеют место более сложные комбинации индивидуальных особенностей и партнерских связей.

Садомазохизм, вопросы психологии, помощь психолога

Сладко, когда больно.
Маркиз де Сад не был первым, кто получал наслаждение, мучая других, коего «заслуги» на этой ниве, отраженные к тому же и в книгах его же авторства, были столь велики, а литературные труды столь значительны, что именно в его честь весь этот беспредел и назвали садизмом. Аналогичным образом мазохизм «породил» в конце прошлого столетия австриец Л. Захер-Мазох, впервые описавший подобное сексуальное поведение добропорядочных, казалось бы, граждан в своей нашумевшей в то время книге «Венера в мехах», созданной и на основе личного опыта. Ну а потом кто-то сообразительный, объединил то и другое в единое целое, совпадающее с точностью двух половинок разорванного бумажного листа, в садомазохизм.

Так ли страшно, как рисуют?
Несмотря на свое «устрашающее» звучание, садомазохизм людям просвещенным представляется куда более невинным, нежели отдельно взятые его составляющие — садизм и мазохизм. Первое ассоциируется с чудовищной жестокостью на уровне маниакальности, зачастую преступной и почти всегда насильственной по отношению к жертве. Второе — с некоей убогостью, неполноценностью и тоже маниакальностью.

Но то и другое в едином сплаве представляет, как правило, своего рода экстравагантную игру, в которую партнеры вовлечены добровольно и в которую играют в согласии друг с другом. Недаром очень популярно выражение «садомазохистские игры». Степень жестокости этих игр определяется каждой парой или группой «играющих» индивидуально, однако понятно, что и здесь существуют грани разумного: если, скажем, партнеры находят удовольствие в нанесении друг другу увечий, то, даже если это происходит по обоюдному согласию, им все же самое место в психушке.

Секс приятен для людей сам по себе, непосредственным образом. Сексуальные игры, в том числе и садомазохистские, удовлетворяют иные потребности, помимо секса или вместо секса: ненависть, злобу, гнев, страх, вину, стыд, смущение, стремление причинить вред, компенсировать собственную неадекватность или справиться с ощущением неполноценности — и иные чувства, которыми некоторые люди вынуждены замещать любовь. Используя собственную сексуальность в качестве своего рода приманки, играющие удовлетворяют свои желания настолько, чтобы поддерживать в себе состояние относительного комфорта. Это снимает внутреннее напряжение и попросту помогает человеку не рехнуться. Иногда, однако, напряжение становится настолько сильным, что никакое количество подобных развлечений уже не в состоянии облегчить его. Де Сад, например, погрязал в этом все сильнее и сильнее, пока не кончил в психиатрической лечебнице в Шарантоне, оставив на своем пути множество погубленных женщин.

Норма жизни — ненормальность
Но если не доходить до крайностей, то кто постановил, что удовольствие можно получить непременно лишь от поцелуя, но ни в коем случае от укуса? Кто решил, что во время занятий сексом приятны лишь нежные слова, а не грубые, «соленые» выражения? Кто и как может обосновать мнение, что подобные склонности извращения?

Отлично по этому поводу выразился знаменитый американский психотерапевт Эрик Берн: «Слово «извращенный» подразумевает, что есть нормальное, естественное течение событий и что извращение наносит оскорбление природе. Это может быть превращено, и часто некоторыми людьми превращается в утверждение: «Я нормален, а ты нет». Но это вопрос мнения, и человек, сам себе выписывающий удостоверение о здоровье, не всегда является авторитетом в этом отношении. Его суждение может быть прикрытием личной заинтересованности, жертвой которого он хочет сделать того, о ком судит, в то время как у него самого ботинки не на ту ногу».

На радость современным садомазохистам — обширный соответствующий арсенал секс-шопов: плетки и хлысты, наручники и маски, всякого рода прищепки и зажимы и прочие «орудие пыток». Однако садомазохизм — это не только, как думают «непосвященные», желание одного из партнеров причинять, а другого — испытывать боль, физические страдания во время интимной близости. Это может быть и умышленно болевое проведение полового акта, и укусы, и избиение. Однако на самом деле получение сексуального удовлетворения возможно и от причиняемых унижений морального характера, грязной ругани или, скажем, «страха неведения» при связывании и завязывании глаз — одним словом, от изощренных психологических мучений. В последнее время все большую популярность получают садомазохистские игры (с фетишистским уклоном), связанные с испражнениями друг на друга (однако это совсем другая тема).

Откуда что берется?
Мужчины с садистскими наклонностями чаще всего вырастают из тех кто уже в детстве отличался жестокостью — например, по отношению к животным — или видел перед собой пример отца, строгого и даже жестокого по отношению к матери. Некоторые мужчины как бы мстят вступающим с ними в близкие отношения женщинам за деспотизм своей матери, пережитый в детстве. Другие же, напротив, стремятся к связи с женщиной, способной доминировать по образцу строгой матери.

По мнению классика отечественной сексопатологии профессора А. М. Свядоща, мазохистские проявления сексуального поведения чаще встречаются у женщин, чем у мужчин, ибо инстинкт полового подчинения свойствен в большей степени именно для «слабого» пола. Переживание чувства беспомощности, покорности, неспособности к сопротивлению выступает в таких случаях на передний план мазохистских переживаний. Такие женщины зачастую подсознательно, без видимой причины, провоцируют напряженность и конфликты в партнерской паре, поскольку это усиливает эмоциональное напряжение и создает возможность наслаждаться самоунижением, самоистязанием и удовлетворять сексуальные потребности при «наказании».

И что бы ни говорили противники подобных взаимоотношений, но если, например, человек с садистическими наклонностям встречается с партнершей, проявляющей черты мазохизма, то они могут образовать гармоничную в сексуальном отношении пару. Главное — не переборщить.

Садизм

Садизм обозначает форму полового извращения, при которой получение полового удовлетворения возникает от причинения своему партнёру страданий в той или иной форме, начиная от оскорблений, брани, угроз, унижений и кончая побоями, бичеванием (флагел-лянтизм), нанесением ран («подкалыватели») или других более или менее тяжёлых повреждений, вплоть до сладострастного убийства, что некоторые исследователи также относят к садизму.

Лечение садизма
Если проводить аналогию с другими девиациями, то специфическое лечение садизма отсутствует, поскольку он связан множеством невидимых нитей с индивидуальностью человека в целом, охватывая все ее стороны. Это обстоятельство также затрудняет лечение, так как реконструкция личности, да еще с положительным результатом, возможна далеко не всегда. В настоящее время во многих ведущих сексологических центрах мира используется динамическая и тренировочная психотерапия. опасным садистам прописываются антиандрогенные препараты, ослабляющие влечение и позволяющие ограничить или ликвидировать садистские проявления. Такое лечение возможно, хотя носит трудный и продолжительный характер, особенно если сами потенциальные пациенты не ощущают в нем нужды.

Садомазохизм — это явление на протяжении долгого времени безоговорочно причислялось к сексуальным перверсиям. А те люди, которые ловили себя на том, что хотели бы это попробовать – до того пугались собственной «извращенности», что часто начинали считать себя сумасшедшими. Хотя об этом явлении сегодня много говорят, оно довольно популярно, есть даже целые клубы. А уж объявлений на эту тему и вообще пруд пруди! И разумеется, в реализации этого явления все крутится прицельно вокруг секса, хотя на самом деле оно к сексу имеет не такое уж прямое отношение.

Речь пойдет о садомазохизме.

Многие наверняка будут поражены или по крайней мере отнесутся к сказанному выше с недоверием или откровенным скепсисом: как же это – садомазохизм не имеет отношения к сексу? Да, мы привыкли, что «госпожи» и «рабы» (или наоборот) проявляют свои стремления в основном в постели. Что именно к постели привязывают свои жертвы садисты в кинофильмах, и все аксессуары подобного направления – кожаные купальники, высокие сапоги и т.п. имеют откровенно эротическую направленность. И вообще вроде бы принято считать, что есть люди с определенными наклонностями, на которых жестокость (или унижение) действуют очень возбуждающе. Что во время подобных действий у человека наступает эрекция (начинается любрикация), и вообще такие впечатления нередко завершаются бурным оргазмом… Однако все немного иначе: да, действительно есть люди, которым очень нравится нанесение или ощущение боли и унижения. Они действительно от этого испытывают определенное удовольствие. Но в том-то все и дело, что удовольствие это не такое уж сексуальное! А связали данное явление с интимной жизнью во многом потому, что центр удовольствия у человека, как мы уже не раз упомянули, один для всего. И в нем иногда «смешиваются» разные потребности.

Иногда люди, не получая достаточных интимных радостей, компенсируют этот недостаток радостями еды, или некоторые родители не ласкают своих детей, полагая, что удовольствие от этих ласк присуще только педофилам… А на самом деле это всего лишь «ошибка» бессознательного, которое ваши не связанные с интимной жизнью удовольствия кладет «не на ту полочку». И понять это можно, если разобраться в сути садомазохизма.

Одна из основных его причин – потребность не в причинении (ощущении) боли как таковой, а жажда признания, власти и защиты. Преломляясь через пресловутый центр удовольствий, нередко эта потребность находит отражение в сексе. Причем если до недавнего времени было принято, что садомазохизмом называется причинение именно физических страданий и боли (или потребность в ощущении таковых), то сегодня большая часть сексологов и юристов считают (совершенно справедливо) проявлениями садомазохизма и стремление к причинению (получению) еще и нравственных, моральных, психологических страданий.

Суть психологического садомазохизма — особенно его «активной» стороны: человек, который получает наслаждение от чужих душевных страданий, иногда причиняет их, жертвуя собственными радостями: удовольствие от чужих переживаний для него выше и ценнее. Разве это происходит только в сексе? Вовсе нет; и вне постели такое можно встретить гораздо чаще…

Садомазохизм, вопросы психологии, помощь психолога Кстати, не всегда люди тянутся к «постельным» проявлениям «садо-мазо» в силу собственных потребностей. Многие идут на поводу у моды, иные пользуются этим для того, чтобы показать, какие они крутые или продвинутые… Но большинство людей, так или иначе стремящихся к проявлениям садомазохизма в жизни вообще, а не только в сексе, — получают наслаждение как от собственного чувства власти и подчиняемости партнера, так и от бессознательного чувства защищенности. Причем здесь нет четкого разделения на садистов и мазохистов – недаром это явление и получило такое сцепленное название. Потому что один и тот же человек может испытывать тягу и к одной, и к другой стороне этого процесса…

Садомазохизм — это явление на самом деле входит в жизнь гораздо большего количества людей, чем принято думать. И причина садомазохизма – не извращенное восприятие индивидуума. Все, как и во многом, начинается с детства. Причем с детства не конкретного человека, а если так можно выразиться, всего человечества.

У приматов очень часто можно заметить такое поведение: мама-обезьяна то и дело дергает своего детеныша за хвост. Причем исключительно с целью лишний раз убедиться, что ее ребенок находится рядом и никуда не делся. И что помощь ему не нужна и никто его не обидит. Причем на уровне эволюции у приматов закрепилось УДОВОЛЬСТВИЕ от подобного дерганья – потому что кто от такого родительского внимания убегал или не давался, того съедали… Вот и получается, что в самом примитивном животном представлении система воспитания, опеки и защиты высшими приматами, в том числе человеком, на бессознательном уровне часто ассоциируется с причинением боли. А точнее, пережитая боль воспринимается прежде всего как символ любви и защиты…

И чем больше «человеческие» родители применяют в качестве основной методики воспитания окрики, унижение и физические наказания, тем вероятнее у ребенка (который затем становится взрослым) закрепляется ощущение, что тот, кто наказывает – должен и защищать. Потому что он РОДИТЕЛЬ. Мол, если ты меня бьешь и унижаешь – то значит, таким образом берешь и ответственность за меня… (Вот такая возникает в бессознательном ассоциативная цепочка – не всегда понятная логически, особенно окружающим). И такой человек испытывает вместе с болью и унижением подспудное, но очень приятное чувство спокойствия, надежности и даже любви к себе со стороны того, кто эту боль причиняет. Но все эти ассоциации самим человеком не осознаются, кроме, так скажем, начальной и конечной связки «боль – удовольствие».

На этом, собственно, построены механизмы всех диктаторских режимов. Известно, что такой режим особенно легко устанавливается в обществе, где люди психологически подавлены, где личность человека не имеет большого значения (к примеру, те самые известные «винтики в паровозе, везущем нас к коммунизму», «незаменимых людей нет» и т.п.). В такой ситуации люди чувствуют себя беззащитными во всех отношениях. И когда находится жесткий и властный «отец родной», они его начинают бурно любить, хотя и боятся: да, он нас обижает, но это как раз и значит, что мы его дети и значит, в то же время он нас защитит… Кстати, вот и ответ на вопрос, почему именно во время перестройки, когда большинство людей оказались дезадаптированными и неприспособленными к новым условиям существования, начал получать такую популярность садомазохизм. Людям просто хотелось почувствовать себя под защитой – пусть даже таким «извращенным» образом, если по-другому невозможно.

Тем не менее, несмотря на довольно развитую у нас систему физического наказания детей, никто в этой связи не говорит о возникающем довольно часто скрытом садомазохизме. Понятно, ведь такие образом получается, что чуть ли не все мы немножко мазохисты…

Однако что же относительно второй составляющей – удовольствия от причинения боли? Вроде бы система должна быть уравнена, но мы что-то пока не говорим о «второй чаше весов»? Тут все гораздо проще. Как многие уже наверняка поняли, удовольствие от подавления другого получают те люди, которые сами чувствуют себя не такими уж и значимыми и которые только таким образом могут самоутвердиться. Вспомните опять же пресловутого «отца родного», который на самом деле был низкорослым, рябым, имел обездвиженную руку и страдал как минимум резко заниженной самооценкой, а то и параноидальными явлениями (диагноз, который по одной из версий стоил жизни доктору Бехтереву). То есть это был сам по себе человек дезадаптированный и незащищенный, который чувствовал себя ущербным.

Вообще надо заметить, что удовольствие от причинения боли может быть не только механизмом самоутверждения: иногда человеку просто приятно, что называется, переадресовать свою агрессию. Но опять же это будет непременно тот, на кого эту агрессию уже обрушил кто-то другой, более сильный… Скажем, работодатель давит на подчиненного (потому что хочет таким образом самоутвердиться как начальник) – подчиненный, приходя домой, кричит на жену, жена срывается на ребенка, а ребенок дерется в песочнице.

Вот и получается, что и садисты, и мазохисты становятся таковыми именно потому, что в глубине души чувствуют какой-то сильный дискомфорт. Кстати, вот один из ярких тому примеров.

Давно замечено, что услугами «садо-мазо салона» (где вас лупят плеткой и заставляют лизать свои сапоги) пользуются нередко вроде бы состоявшиеся в социальном плане солидные люди, главы различных структур, которые на работе только и делают, что руководят, подавляют, воспитывают… Но тем не менее после работы они нередко идут в такой салон и платят большие деньги за то, чтобы теперь их унижали. Журналисты обычно говорят, что «тут все сцеплено, и если человек садист, ему необходимо побыть мазохистом». Да, но ПОЧЕМУ? Оказывается, дело не в простом «равновесии весов». К таким услугам прибегают не все руководители и начальники, а именно те из них, кто не имеет так называемых дипломатических качеств, работает в авторитарном стиле, и самое главное – за такой авторитарностью скрывает либо неуверенность в своих силах, либо ощущение своей некомпетентности в данной области, либо неспособность управлять коллективом в принципе… Такое часто бывает с людьми, которые оказались на высокой социальной ступеньке в результате «возвышения пинком». Вот и получается, что человек – номинально глава крупного дела или руководитель серьезной организации, а качеств, позволяющих адекватно осуществлять эти обязанности, у него нет. И он пытается руководить с помощью прямого подавления, жесткости, а то и насилия, очень болезненно относится к любым сомнениям подчиненных в его действиях и решениях, с ходу отметая всякую демократию в управлении… но при этом не забывайте, что это совсем не в его характере. И он буквально вынужден быть диктатором – чтобы подчиненные, по его мнению, не заметили тщательно скрываемой некомпетентности (ощущение которой порой бывает весьма надуманным, но от этого ему не легче). Такой метод руководства ему самому неприятен, такое насилие для него излишнее, и вообще он чувствует себя в роли руководителя не на своем месте (но разумеется, никому этого не показывает). И тогда он идет в упомянутый салон и во-первых, компенсирует избыток выданного насилия собственным унижением (многие говорят, что при этом испытывают своеобразное чувство «отпущения грехов»), а во-вторых, пережитое унижение позволяет им почувствовать себя «в своей тарелке» – так, как они сами ощущают себя в глубине души.

Часто в такую ловушку попадают и способные грамотные руководители, но имеющие именно мягкий, демократичный стиль работы. Таким нередко сами подчиненные дают понять, что мол, ты не начальник, а тюфяк, и слушаться мы тебя не будем! Опять же тут большую роль играет наше «коллективное бессознательное ощущение», что руководить и воспитывать имеет право только тот, кто бьет и ругает…

Что касается семейных отношений, то и в них нередко проявляются элементы садомазохизма – причем ни один из супругов это поведение таковым не считает. Скажем, подобного мягкого, интеллигентного мужа супруга нередко чуть ли не провоцирует на драку или скандал – потому что пока супруг мягок и вежлив, она, возможно выросшая под влиянием властных родителей, не чувствует себя в семье защищенной… То же самое и с мужем, который нередко специально выводит жену из себя, чтобы она вспылила или расплакалась, а то и заехала ему по физиономии (потому что так вела себя когда-то его мамочка, и таким образом он почувствует удовольствие прежде всего от ассоциативного «возвращения в детство» и связанной с этим уверенностью и той же защитой…)

Разумеется, эти довольно глубоко спрятанные в бессознательном ощущения и ассоциации не прослеживаются напрямую участниками конфликтов. Иногда люди просто ощущают, что им неизвестно почему нужна эмоциональная встряска (особенно после пережитых неприятностей): они тогда затевают семейный скандал, лезут в уличную драку, провоцируют насилие в отношении себя и т.п…. А всего-то на самом деле было нужно — либо почувствовать себя защищенным (с помощью пережитой боли), либо поднять свою самооценку, либо переадресовать агрессию… Причем тут опять же сцеплены «садо» и «мазо»: человек, который хочет, чтобы его побили, практически всегда начнет бить сам.

Вообще если уж говорить подробнее про садистов – то в большинстве случаев это весьма трусливые люди. Потому у них и наслаждение от подавления, что они постоянно боятся, как бы кто не заметил этого постоянного страха… Вот таким образом и сформировался в принципе верный постулат «насилие рождает насилие». Мы уже говорили и о том, что все насильники – довольно слабые и непривлекательные люди. Вот теперь особенно понятно, что больше им ничего не остается, кроме как самоутверждаться с помощью садизма. Причем чаще всего именно садизма сексуального. И это в принципе понятно – хотя бы потому, что в сексе жертва обнажена, распята и выглядит особенно беззащитной.

А всякого рода «господа и госпожи» — они упаковываются во всякие кожаные аксессуары – от длинных сапог до целых костюмов – во многом потому, что бессознательно стремятся скрыть свою ранимость: «спрятать от посторонних глаз свою настоящую тонкую кожу»…

Вот в общих чертах глубинная суть садомазохизма. Однако поскольку его постепенно перевели в разряд сначала сексуальных перверсий, а потом в разряд сексуальных изысков (как тот же групповой или оральный секс), то находятся люди, для которых такие отношения именно в сексе – это всего лишь развлечение, способ разнообразить свою интимную жизнь. Это, если можно так называть, «здоровый садомазохизм» — в общем-то напоминающий безобидную игру в дочки-матери (то есть в те же детско-родительские отношения). Но один из основных признаков здорового садомазохизма является то, что партнеры в такой игре непременно меняются ролями — как в других детских играх типа «разведчик и шпион»: мол, сегодня ты за наших, а мы за чужих, а завтра наоборот… И если вам двоим такая игра доставляет удовольствие – почему бы и нет? Только соблюдайте определенные правила безопасности!

Прежде всего необходимо помнить, что это всего лишь игра, как бы серьезно вы этим ни занимались. Поэтому у этой игры просто обязаны быть четкие правила, которые реально принимаются обоими партнерами.

Для начала вам следует принять специальный сигнал, который будет подавать «жертва» (вроде того, как борцы стучат ладонью по ковру) — мол, остановись, «чур не игра» и тому подобное. Это нужно в тех случаях, когда второй партнер излишне увлечется и может не заметить, что наносит уже не слишком приятные, а то и опасные повреждения…

И даже при самых разработанных сигналах и самых невинных целях НЕ ДОПУСКАЕТСЯ никаких удавок в области шеи и вообще приемов, которые могут на время лишить сознания. Потому что может статься так, что ваш партнер в это время опять же увлечется, а под влиянием своего наслаждения не расслышит вашего сигнала бедствия. Да и вы не сумеете заметить, когда удовольствие перейдет в риск для жизни…

Вообще следует учитывать, что все подобные игры находятся на весьма тонкой грани между развлечением и реальных угроз здоровью, а то и жизни. И никакие элементы игры (если это для вас игра) не должны угрожать увечьем или чем-то более серьезным!

Иногда партнерам доставляет удовольствие наносить друг другу легкие символические повреждения – вроде тех же «засосов». Но при этом необходимо рассчитывать силу воздействия, чтобы не нанести партнеру травмы (в том числе и психологической). Скажем, необходимо быть уверенным, что синяк пройдет до того момента, когда вашему партнеру необходимо «выйти на люди»; или по крайней мере оставляйте следы в труднообозримом для посторонних месте. Правда, бывают такие личности, для которых демонстрация «засоса» становится сама по себе приятной, но это скорее не садомазохисты, а эксгибиционисты (точнее, сверхдемонстративные особы). Им важно не само увечье, а возможность показать коллегам, «как он(она) меня страстно любит»…

И главное: часто в играх на тему садомазохизма один их партнеров не знает, что это всего-навсего игра. Как правило, он чаще всего исполняет роль жертвы – причем постоянно. Да, нередко натуральные (а не игрушечные) страдания жертвы доставляют больше удовольствия другому партнеру, но таким образом отношения из игры перерастают в довольно конфликтную реальность (которая при первом рассмотрении вроде бы устраивает обоих). Жертва привыкает к роли ребенка при родителе, страдания постепенно преобразовываются в окончательное чувство защищенности (только с ним рядом!), да и вообще в подобной ситуации (которая ошибочно считается безысходной) жертва (в силу нашего менталитета чаще всего женщина) начинает в своем унижении искать все новые и новые полезности для себя – исключительно под действием инстинкта самосохранения.

И в результате эта «жертва самопожертвования» привыкает к такой жизни (хотя подруги и коллеги и правда откровенно удивляются, почему же она от такого мужа не уходит…) и чем дальше тем меньше рвется уйти на безопасное расстояние – тем более что садист не постоянно ее мучает, иногда и извиняется за свое поведение. И сам немного унижается перед ней (как минимум потому. что понимает – такие шикарные кандидаты в жертвы на дороге не валяются). Но именно поэтому он и держит такую жертву при себе, никуда ее не отпуская. Но вполне может однажды случиться, что его действия перейдут некую возможную грань (в основном из-за сформировавшегося чувства вседозволенности), и такая игра вполне может закончиться трагически…

…Таким образом, если не хотите стать таким объектом сладострастного самоутверждения, перетекающего в возможные проблемы криминального характера – держитесь подальше от слишком самоуверенных людей. Возможно, они такой самоуверенностью прикрывают свою внутреннюю душевную слабость. А это уже почва для возникновения не игрушечного, а настоящего садизма.

А тем, кто именно так обращается со своими партнерами по браку, стоит учесть: молчаливое согласие вашей половины быть унижаемой мазохисткой вовсе не значит, что однажды жертва не перейдет к собственному садизму! Сколько угодно случаев, когда забитый супруг (супруга) ни с того ни с сего хватал нож или сковородку и… Кстати, если уж мы о сексе, то самый, пожалуй, известный пример – про парочку, в которой муж постоянно третировал, унижал и буквально насиловал жену в постели. И наконец она не выдержала и пока тот спал, отхватила ему ножом «орудие садизма» – его половой член… Такие вещи происходят сплошь и рядом там, где игра «в садо-мазо» идет «в одни ворота» и при этом, конечно, партнеры не оговорили и приняли никаких правил! Консультация психолога онлайн.

Реклама