Психология алкоголизма и наркомании

Психоанализ рассматривает алкоголизм и наркоманию с точки зрения тех эмоциональных факторов, которые побуждают человека к зависимому поведению.
Страдания, которые зависимые личности пытаются облегчить посредством алкоголя или наркотиков, отражают базовые трудности с сфере саморегуляции, включающей четыре основные аспекты человеческой жизни: чувства, самооценку, личные отношения и заботу о себе. Человек не склонен к химической зависимости, если он находится в согласии с самим собой и способен адекватно выражать собственные чувства, если он поддерживает зрелые отношения с другими людьми и способен заботиться о себе.

Основной мотивацией пагубного пристрастия является использование алкогольного или наркотического эффекта в качестве своего рода «самолечения» для облегчения напряженности и трансформации болезненных и непереносимых чувств. Независимо от того, что подтолкнуло человека к использованию химических веществ, зависимое поведение предполагает наличие изъянов в эмоциональной жизни; алкоголь и наркотики представляют собой отчаянную попытку контролировать эмоции, которые иначе кажутся неподвластными. Могучая способность различных химических веществ изменять чувства приобретает для них огромную притягательность. Алкоголь или наркотики становятся способом преодоления чувства беспомощности и восстановления ощущение силы.

Хотя наркоманы пробуют и употребляют разные наркотики, на вопрос о предпочтениях большинство из них отвечают, что предпочитают какое-то одно вещество. Просто поразительно, как при своей неспособности выразить и назвать переживаемые чувства они могут описать эффекты, вызванные разными наркотиками, и пояснить, почему они предпочитают тот или иной вид наркотических веществ. Алкоголь и наркотики становятся своего рода «протезами». Эти вещества служат мощным средством против внутреннего чувства пустоты, дисгармонии и душевной боли. Для некоторых людей с хронически заниженной самооценкой такими спасителями становятся дарующие энергию какаин или амфетамин, которые противостоят состояниям инертности и скованности. Те, у кого внутренняя дисгармония вызывает возбуждение или гнев, с радостью воспользуются успокаивающим действием опиатов. А алкоголь и другие седативные вещества со смягчающим эффектом будут «магически» действующим снадобьем для людей, которые не признаются ни себе, ни другим в потребности в комфорте и контакте.

Использование алкоголя и наркотиков в качестве опоры серьезно усугубляет положение аддикта. Зависимость приводит к болезненным побочных эффектам, передозировке, мучительным симптомам похмелья и «ломки», вызывает физические мучения и дисфункции, связанные с неизбежным распадом личности и различными болезнями, которые сопровождают алкоголизм и наркомания.

Аддиктивная личность защищает поврежденное и уязвимое Я с помощью саморазрушающих защит: отказа от реальности, утверждения собственной самодостаточности, агрессии и бравады. За это приходится платить чувством изоляции и обеднением эмоциональной сферы.

Аддиктивные индивиды страдают от того, что не чувствуют себя «хорошими» и поэтому не способны удовлетворить свои потребности или установить удовлетворяющие их отношения с другими людьми. Зачастую они также прибегают к бутылке, чтобы освободиться от уничижительной самокритики, так как обнаружили, что находясь под влиянием алкоголя они относятся к себе добрее. Они мечутся между самопожертвованием и эгоцентризмом; требующая и ожидающая позиция быстро сменяется презрительным отвержением помощи и отказом признать свою потребность. Под холодностью и отчуждением часто скрываются более глубинные чувства стыда и собственной неадекватности.

Как демонстрируют клинические исследования в детстве аддиктивных индивидов часто обнаруживается травмирующее, оскорбительное или пренебрежительное поведение родителей. Саморазрушительный, самокарающий характер алкогольной или наркотической зависимости становится прямым следствием жесткого обращения с ними в детстве.

Психоаналитик Карл Меннингер утверждает, что в алкоголизме, наряду с самодеструктивной тенденцией по отношению к себе, которую он называет «хроническое самоубийство» находит выражение скрытая бессознательная месть, обращенная к значимому другому. Месть взрослого человека обычна целенаправленна и отличается ярко выраженной внешней агрессивностью. Например, взрослый человек, рассердившись на своего отца, в ответ на обиду не станет устраивать пьяный дебош, а просто порвет с ним всякие отношения. Алкоголик же не может подвергать себя риску потерять объект привязанности, какие бы горькие чувства он к нему не испытывал. Алкоголик ошибочно принимает друзей и близких за воображаемых врагов и угрожает тем, кого любит, отождествляя их с объектом из прошлого, в отношениях с которым он пережил ненависть. Таким образом, алкоголик страдает вдвойне: во-первых, от желания уничтожить объект любви; во-вторых, из-за боязни потерять его. Противоречивость алкоголика, его постоянные метания от любви к ненависти и обратно являются отражением страдания, которое ему пришлось когда-то испытать.

По мнению Меннингера алкоголик занимает пассивную жизненную позицию, которая обусловлена чувством собственной неполноценности, завистью и оральной зависимостью. Однако, пассивная роль в жизни не умаляет его агрессивности. По отношению к объектам ненависти пассивность пьяницы приобретает явно выраженный агрессивный характер. Именно поэтому патологическое влечение к спиртному часто достигает своего апогея сразу же после вступления в брак. Муж, имеющий предрасположенность к алкоголизму, ждет от своей жены материнской ласки, к чему нормальная женщина совершенно не готова. Это вызывает у нее протест, ибо она надеялась обрести партнера, за которым будет «как за каменной стеной». В результате звучат упреки в холодности, и алкоголик расписывается в собственной мужской несостоятельности и неспособности нести груз ответственности за семью. Разочарованный он начинает тянуться к бутылке, которая одновременно является и наградой, и средством проявления замаскированной агрессии по отношению к жене.

Забота о себе — это психологическая способность, включающая в себя проверку реальности, рассудительность, самоконтроль, умение воспринимать сигналы тревоги и видеть причинно-следственные связи. Способность заботиться о себе в явной форме выражена у взрослых в виде разумного планирования и осуществления деятельности, предчувствия вероятного вреда или опасности. В ситуации угрозы человек испытывает предупреждающие его эмоции — страх, беспокойство или стыд.

Дефицит способности заботиться о себе у аддикта приводит к снижению способности к самозащите. Общеизвестны смертельные последствия воздействия пьянства на страдающих алкоголизмом, широко описана опасность наркотического стиля жизни и соответствующего ему окружения. Но все это не может препятствовать влечению наркомана к объекту своей зависимости. Исходя из этого логично предположить, что люди с алкогольной и химической зависимостью переживают сознательные и бессознательные суицидальные импульсы, стремятся навстречу риску и опасности. Подобное заключение подтверждается данными о том, что среди таких людей число самоубийств резко превышает обычные показатели. Существует и другое, по-видимому, более верное объяснение этого факта: под влиянием алкоголя и наркотиков аддикты просто не могут предчувствовать и оценивать опасность, которой они подвергают собственную жизнь.

Какую цель можно преследовать, желая помочь алкоголику? Ведь вообще-то алкоголизм неизлечим. Спросите любого нарколога. Казалось бы, можно говорить только о ремиссии, при постоянном лекарственном и психотерапевтическим контроле за состоянием больного. Пожизненно.

Или мы в состоянии помочь человеку изменить свои психические шаблоны, которые держат его в клетке страданий, дать шанс вдруг обрести целостность самого себя, самодостаточность, вместо эгоцентризма. Это не лечение — это исцеление, «исцеление души и исцеление душой», как сказал Юнг. Достижима ли эта цель? Да. Только ее нужно достигать. Смело и последовательно. Впрочем, больному алкоголизмом, в любом случае, терять нечего. Из этого можно сделать вывод о том, что алкоголик обречен на всю жизнь остаться в рабстве. В рабстве у водки, или в рабстве от кодировок, подшивок, лекарств, понимания, что баланс происходит не между выпью-не выпью, а между жизнью и смертью, или даже хуже – жизнью и полным безумием. Можно сделать другой: если все так плохо, то почему именно сегодня? Не лучше ли тогда провести сегодняшний день в трезвом состоянии? (Не строя никаких планов на завтра.) На следующий день – рано утром произнести: «Сегодняшний день я проведу трезвым!» Это две модели поведения в «безвыходной» ситуации. Каждый человек может выбрать позитивную, и остаться трезвым всю оставшуюся жизнь.

Алкоголизм, как и все патологические зависимости, какие бы причины их ни формировали – это своеобразное увеличительное стекло, которое направлено на человеческие пороки. Зависимость от алкоголя проявляет то, что многие не страдающие этим пагубным пристрастием тщательно в себе изживают или скрывают. С одной стороны – это трагедия алкоголика. Он становится изгоем, нежелательной персоной. С другой – это обнадеживающий факт, потому что дает нам уверенность в том, что работать мы будем не с какой-то непонятной силой, вносящей в сознание людей необратимые изменения, но всего лишь с известными нам всем человеческими пороками. Если так можно выразиться, негативом психики, который стал губить саму психику, всего человека, и делает это тем успешнее, чем больше человек этого боится.

Кто такой алкоголик? Человек, который зависит от алкоголя. Прежде всего – человек. Нам необходимо видеть в нем человека, не только по причинам нравственности, морали, этики, гуманистических ценностей. Мы должны видеть в нем человека, чтобы всегда помнить, что его проблемы – это обычные проблемы, которые присутствуют у всех людей, только в его случае они попали на декорации психологической и физической зависимости от приема алкоголя. Они разрешимы ровно на столько, на сколько люди умеют разрешать свои внутренние проблемы. Правда, для этого их нужно разрешать. Ничем уникальным, выходящим за рамки возможностей, эти проблемы не являются.

Если мы говорим о алкоголизме – мы говорим о патологической зависимости, т.е. не о злоупотреблениях в приеме какого-то вещества, не о пьянстве, а о состоянии, когда у человека нет выбора – выпить бокал вина, или нет. Алкоголик пьет не для удовольствия, не ради чего-то позитивного. Не от хорошей жизни, не для достижения комфорта. Он пьет для того, чтобы ему не было так плохо, чтобы снять физическую или душевную муку. Можно сказать, что человек, страдающий алкогольной зависимостью, использует спиртное в качестве средства, блокирующего его чувства и эмоции, разум, т.е. в виде депресанта. Призывать алкоголика взять себя в руки и бросить пить – равнозначно предложению человеку, который пытается покончить с собой – прыгать не с десятого этажа, а с третьего.

Не следует думать, что спиваются слабые люди. Дело в том, что алкоголь порабощает силу воли, и направляет ее как раз на то, чтобы употребить спиртное, разрешив таким образом многочисленные страдания. Как известно, алкоголь является «психически активным» веществом. Основной мотивацией пагубного пристрастия является использование алкогольного или наркотического эффекта в качестве «самолечения», для облегчения напряженности и трансформации болезненных и непереносимых чувств. Независимо от того, что подтолкнуло человека к использованию химических веществ, зависимое поведение предполагает наличие изъянов в эмоциональной жизни; алкоголь (как и любые наркотики) представляют собой отчаянную попытку контролировать эмоции, которые иначе кажутся неподвластными. Тут необходимо сделать одно уточнение. Это «кажется» не следует рассматривать в отрыве от реальности. Это и есть реальность, в которой живет алкоголик. Это его мир. До тех пор, пока мы не поймем, что он ничем не хуже нашего, что сравнительные категории тут неуместны – мы не сможем найти с ним общий язык. А следовательно, помочь будем не в силах. Правильно ли жить трезвыми и здоровыми? Лучше ли это постоянного полубреда разбитого алкоголем сознания? Эти вопросы не имеют никакой силы, если мы хотим не позиционировать сами себя чистыми и благородными на фоне заблудшей души, но на самом деле нацелены на то, чтобы помочь человеку обрести свободу. В любом случае, мы должны уважать чужой выбор.

В ходе первых приемов алкоголь вызывал положительные ассоциации, комфорт, далее – муку, а потом стал еще и «лекарством», с помощью которого зависимый человек блокирует эту муку. Но сам по себе он вообще ничем не является. Это попав в человеческий организм он начинает действовать каким-то образом.

Кто становятся алкоголиками? Никаких особых качеств или черт характера у алкоголиков нет. Ими становятся обычные люди. Каковы бы ни были общие для больных алкоголизмом особенности личности — они развиваются после возникновения заболевания, а не до него.

Откуда вообще берется алкоголизм? Почему одни люди безразличны к наполненным спиртным прилавкам магазинов, а для других – это становится источником мании? Это неизвестно. Гипотеза о дефектных нейронах мозга будущих алкоголиков или о особом устройстве внутренних органов – это только теории, которые не имеют достаточных подтверждений. Все это скорее следствие алкоголизма, а не причина.

На сегодняшний день наиболее вероятной причиной заболевания следует считать формирование личности в условиях постоянного пьянства. Существуют и другие возможные причины алкоголизма — и все они так или иначе связаны с психикой. А это значит, что и лечение возможно именно с этой стороны — со стороны психики, со стороны сознания и бессознательного человека.

Мы не должны выявлять ложь, в которой живет личность зависимого от алкоголя человека. Наша цель – целостность и исцеление, но не бичевание недостатков. Просто, это одно состояние. Мы должны дать почувствовать больному, что оно не единственное из возможных. Не вообще, но для него лично. Наш базовый принцип заключается в том, что «в любой момент у каждого человека есть все возможности для необходимых ему изменений».

Что этому способствует? Прежде всего следует провоцировать возникновение идеи о том, что это алкоголь – не какой-то злой демон, с которым человеку справится не по силам. Любые деструктивные убеждения зависимой личности следует игнорировать, постепенно приводя его к тому моменту, когда он сам сможет понять, что это всего лишь продукты, порожденные его собственным умом. Не они должны властвовать над ним, но он над ними.

Наша задача – восстановить правильную иерархию. Жизнь алкоголика жестко структурирована приемом психоактивного вещества. Это создало мир, далекий от той реальности, в которой живут другие люди. В этом мире он существовал долгие годы. Поэтому метод решения задачи избавления от недуга – это построение нового мира, новой – еще более жесткой структуры, которая не даст человеку скатиться в болезнь.

наркомания, помощь психолога, вопросы психологии
Наркомания

Почему это касается всех
Еще до недавнего времени наркозависимость считали формой распущенности, присущей в основном богемным кругам общества. Да, были времена когда наркотики стоили дорого и достать их представляло определенную трудность. Увы, сегодня ситуация совершенно иная. Для того чтобы «баловаться» время от времени, к примеру, героином, подростку даже не нужно залезать к родителям в кошелек, достаточно карманных денег.

Что из этого получается
Бывает конечно что «баловство» прекращается после одного-двух применений, но чаще возникает зависимость, причем иногда сразу, от первой дозы. Наркотические вещества столь стремительно и грубо изменяют химический баланс головного мозга, что на его восстановление даже после разового употребления иногда уходят недели. При регулярном приеме наркотических веществ мозг человека подвергается необратимым изменениям, и даже после многолетней ремиссии полному восстановлению не подлежит. Другими словами, у наркомана не только меняется личность, но и коэффициент интеллекта. Причем навсегда.

Чем это опасно реально и прямо сейчас
Про то что наркоманы часто передают друг другу ВИЧ (вирус иммуно-дефицита человека) через общий шприц все наслышаны. Но мало кто в курсе статистических данных. А они свидетельствуют о том что 89% наркоманов являются ВИЧ-носителями. И далеко не каждый из них заразился через шприц. Вечеринки где употребляется анаша (ласково — «травка») или кокаин частенько перерастают в бурные оргии, в ходе которых ВИЧ получают большинство участников, потому как о презервативах никто не вспоминает. Еще одно, наиболее часто встречающееся у наркоманов заболевание – гепатит С. Это хроническая форма гепатита, способная убить человека иногда быстрее дремлющего в крови ВИЧа.

В каких случаях надо насторожиться
Если ваш ребенок явился с новогодней вечеринки от друзей явно навеселе, но алкоголем от него не пахнет; если вы иногда находите дома почерневшие, будто обожженные чайные ложечки, а в мусорном ведре упаковки от лекарств которые никогда никому из членов семьи не покупались; если ваш ребенок ведет себя странно, даже агрессивно, и вы замечаетет что его зрачки при этом сильно расширены; если вы приходите домой с работы и чувствуете запах сладковатого дыма, и это явно не подгоревший пирог; если ваш ребенок начал постоянно врать, на первый взгляд совершенно без причины. Последнее – в особенности.

Что же делать если подозрения подтверждаются
Прежде всего немедленно прекратите панику. Ситуация отчаянная, и чтобы ее разрешить вам необходимо быть в наилучшей форме. Самое ответственное – первый разговор. Упреки и воздевания рук, а также слезы и вопли абсолютно неуместны. Если вы поведете разговор умно, ребенок признается в том что он употребляет наркотики. Не обольщайтесь! Всей правды вы скорее всего не узнаете. И уж тем более не вздыхайте облегченно если вам скажут что «употребляют иногда, очень редко и только травку». Во-первых, «травка» разрушает мозг и вызывает зависимость нисколько не в меньшей степени чем героин. Во-вторых, подавляющее большинство умерших от героиновой зависимости начинало именно с «травки». В-третьих ( и в-главных) скорее всего это будет ложь. Гневаться на наркомана за это бесполезно. Ложь – это все, над чем сейчас работает его поврежденный интеллект. Лгут наркоманы виртуозно, креативно и с упорством достойным лучшего применения. Лгут чтобы добыть денег на дозу. Лгут чтобы усыпить вашу бдительность. Лгут даже просто так, сами себе, потому как находятся в состоянии измененного сознания и и пытаются затушевать действительность. Если вы всерьез хотите помочь своему ребенку, вам придется смириться с тем что признание в употреблении наркотиков будет единственное за долгий период времени правдивое признание, полученное вами от него. Дальнейшие ваши действия – поездка в наркологическую клинику и консультация со специалистом. Следует знать о том что если ваш сын или дочь совершеннолетние, принудить их лечиться вы не имеете права. Однако в наркологических центрах эту проблему решают. В клинику пациента частенько заманивают обманом, под видом обычного медицинского обследования. В спектакле участвуют конечно не только врачи клиники, но и родители наркомана. И стесняться этого нечего. Наркоман обманывает вас потому что иначе не может, и вы его обманываете по той же причине. В наркологических клиниках всегда присутствует мотивационная бригада психологов, призванная убедить пациента признать проблему и дать согласие на лечение.

Подводные камни
Их много. Больше чем можно передать в рамках познавательных статей. Однако самый главный – это постстационарный период. Он вернулся домой. Он вновь такой как раньше, и он… под угрозой. В клинике его вооружат подробной инструкцией «выживания» в условиях именно той среды, что когда-то привела его к наркотикам. В каком-то центре вам предложат амбулаторные занятия с психотерапевтами на период реабилитации. Это безусловно большая поддержка, но это ничто в сравнении с тем как можете помочь или наоборот, свести на нет все лечение вы сами. И дело тут вовсе не в тотальной слежке. Возможно, вам придется что-то изменить именно в своей жизни. Возможно, ее придется перекроить полностью. Очень важно как можно чаще и убедительнее говорить ребенку как вы его любите и как боитесь потерять. Вам может показаться наивной подобная терапия, однако как утверждают большинство психологов, наркозависимые люди чаще всего ощущают себя лишними на этой земле, и ваши признания, попав на благодатную почву, могут ускорить реабилитацию.

Столкновение личности с обстоятельствами, препятствующими реализации в жизни ее глубинных, базисных тенденций, обусловливает предрасположенность к злоупотреблению наркотиками.
Злоупотребление наркотиками является защитной активностью личности перед лицом трудностей, которые препятствуют удовлетворению наиболее важных и значимых для него потребностей и носит адаптивный смысл.
Побуждением к употреблению наркотиков может быть не только ожидания снижения напряженности неудовлетворенных потребностей, но и ожидания возрастания возможностей действования на фоне наркотического опьянения. Речь идет об отношении к наркотику как средству, увеличивающему возможности индивида во взаимодействии с миром.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s