Истеричный менеджмент — низкая производительность труда

В офисах эпидемия неврозов – большинство сотрудников компаний страдают стойким функциональным расстройством психики. Массовые патологические состояния психики понижают работоспособность персонала фирм.
Какие причины вызывают невроз у офисных работников: атмосфера жесткой конкуренции,необходимость поддерживать определенный профессионального уровень и повышатьего? Может быть происки коллег, грубость начальства, отсутствие корпоративных кодексов или что-то иное?

Массовые неврозы вызваны агрессивным климатом на работе, недостатком отдыха и постоянными переработками. На расстройство психики персонала также влияет незащищенность людей от широко применяемых истерических методов руководства.

Среди управленческого персонала фирм, также зараженного неврозом, существует понятие «осуществить менеджмент», означающее – наорать на подчиненных, морально надавить. Т.е. ничего не объясняя принудить к механическому исполнению работы посредством давления на личность. Отчасти широкое применение таких методов объясняется низкой компетенцией многих руководящих кадров. Другим способствующим неврозу фактором выступает страх людей потерять работу или вызвать истерику начальства, признав свои ошибки или указав на промахи руководства. Нервозная обстановка на работе пагубно сказывается на сексуальной жизни работников, усиливая их депрессивное состояние. К невротическому падению работоспособности также ведет перегрузка сотрудников чрезмерными обязанностями и принуждение к переработкам, при колоссальном дефиците свободного времени. Во многих компаниях отпуск вопреки закону сокращендо 1-2 недель в году, а выходной только один. В результате люди просто не успевают отдыхать, а психика разгружаться от накопившихся проблем. Сотрудники утрачивают эффективную работоспособность.

Патологические состояния психики (неврозы) возникают поддействием психотравмирующих факторов, значимых для личности. Среди неврозов,традиционно самым распространенным считается астения – «болезнь менеджеров» выражающаяся в потере сил. Люди с таким неврозом вынуждены делать огромные внутренние усилия, чтобы совершать простые действия. Даже любимое дело в чрезмерных дозах приводит индивидов в такое состояние, для преодоления которого требуется длительный отдых. Не более трети всех неврозов приходится на неврозонавязчивых состояний и истерический невроз. Навязчивые состояния возникают услужащих в результате постоянного ощущения тревоги на работе, страха потерятьместо. Истерический невроз преимущественно женская проблема. Он выражается в бессознательных симулятивных реакциях на постоянные проблемы, решения которых индивид не видит.

Неврозы изучены очень хорошо, известны все симптомы, процессы. Однако о том, каким образом их формирует работа, общество еще знаетмало. Еще меньше известно о том, как эту проблему решить.

В каких фирмах невротическая обстановка сильнее: в успешных, менее успешных, отечественных или зарубежных?

Рентабельность большинства компаний в результате достигла очень высокого уровня, что не мешает им обманывать персонал, рассказывая про убытки и тем самым идеологически прикрывая невротический режим работы. Есть, конечно, проекты разной степени успешности, но управленческая методика в них принципиально не отличается. Психотравмирующие факторы изобилуют и там, и там. Проблемный бизнес стремится наверстать упущенную прибыль, а успешный – добиться новых финансовых побед. Первый готов платить меньше, второй – больше, привлекая наиболее опытный персонал. Больше всех стремится выжать из людей малый бизнес, хотя внем встречаются и исключительно дружные коллективы. Но доля маленьких компаний в «офисном сегменте» на сегодня невелика.

Вне зависимости от масштабов рентабельности бизнеса люди рассматриваются в нем не как «человеческий капитал» — главная составляющая успеха. В сотрудниках видят материал, из которого нужно побольше выжать. Всюду умышленно создается аврал, объемы работы превосходят физические и психические возможности людей. В результате перенапряжения невроз охватывает все звенья офисной цепи, в меньшей мере поражая только наиболее равномерно трудящихся служащих.

«Национальный парадокс» офисного невроза состоит втом, что не западные фирмы приносят в Россию хороший «европейский стандарт»,а наоборот «русский стандарт» менеджмента перенимается ими в полной мере. Считается, что возможности российского рынка в плане получения прибыли так велики, что любой способ управления сгодится. С другой стороны,обслуживание западных инвестиций осуществляют в значительной мере отечественные кадры. Но те, кого большие боссы присылают из «третьего мира» поруководить в России, редко оказываются лучше. Поэтому в офисах иностранных компаний хаоса ничуть не меньше. Неврозов у сотрудников они создают также неменьше, чем российский бизнес.
неврозы, истеричный менеджмент, вопросы психологии, психологическая консультация Как это выглядит в работе?
К примеру «Ситибанк» – отечественный филиал транснациональной корпорации – расформировывая одно территориальное отделение и создавая другие, просто увольняет опытный персонал и набирает новый, необученный. Это вместо того, чтобы переводить людей в новые подразделения. О подобном просто не считают необходимым думать. Одновременно сотрудникам не хватает компьютеров, на что не раз жаловался профсоюз компании. Опытные кадры понимают, что руководство банка их ни во что не ставит. Но индивидуального выхода не видно – в других компаниях те же проблемы. Вместо их решения руководство просто давит на персонал, заставляя больше работать с пониженной производительностью. В итоге клиенты жалуются на путаницу в счетах (вещь для банков недопустимая!), а служащие пребывают в депрессивном состоянии.

Какие категории офисных работников более подвержены неврозу – рядовые сотрудники, менеджеры среднего звена, топ-менеджеры?

Невроз поражает все ступени офисной пирамиды. Но у менеджеров среднего класса и высших руководителей он является наиболее тяжелым. Работники, мало соприкасающиеся с руководством, не так сильно страдают от патологических состояний: на их психику меньше выпадает неспровоцированной агрессии. Однако постоянные переработки и напряженный общий фон не позволяют их сознанию разгружаться от накопленных проблем в полной мере. Отдых – хронический дефицит «среднего класса». Депрессивные состояния у такого рода сотрудников также вызываются неудовлетворенностью своими успехами. Система внушает им стандарты благополучия и указывает на пути якобы к ним ведущие. Но, затрачивая массу сил, люди недостигают этих стандартов. Возникает кризис смысла собственной деятельности.

Старший и средний менеджмент наоборот приближаются к «потребительскому счастью», но затрачивает колоссальные силы. Однако поддержание картиныу спешности требует работать практически без выходных и почти без отпуска.Достигнутые материальные плоды оказываются непотребимы. Нет времени, чтобы потратить деньги и на покупку жилья среднему менеджеру их может и не хватать. Дети не видят родителей, мужья – жен. Семья, если в ее основе лежала любовь,оказывается под ударом. На работе от руководителей требуют новых колоссальных усилий, при этом фон: истерики, путаница, непрерывный аврал. В итоге старший менеджмент распространяет невротические состояния сверху вниз, практически не встречая сопротивления рядовых кадров.

Если, осознав свой невроз, кто-то обращается к психологу или психотерапевту, то последний не в силах предложить адекватных решений,поскольку просто не понимает что с травмирующими условиями делать. Изменить к ним отношение – терпеть? Но невроз именно потому и возникает, что человек еслии не сопротивляется агрессии, то и не считает ее естественной формой отношенияк себе. Бедой современных психологов является к тому же непонимание общественного устройства, его социальных противоречий и того, как его организация отражается на психике людей. Индивидуально проблема трудовых неврозов не решается. Итог: число менеджеров употребляющих антидепрессант «Прозак» вслед за Европой и США в России растет. Немногочисленные психоаналитики предпочитают держаться поближе к содействию решения сексуальных и семейных проблем и подальше от невротической эпидемии офиса. Но к ним почти и не обращаются.

Какие потери может нести фирма от невротической обстановки?
В первую очередь это потери качества продукта и персонала. Профессиональная ценность людей кроется не только в их знаниях, но и в их личных качествах. От этого зависит уровень общения с клиентами, поиск оригинальных решений, уровень работы с документами и многое иное.

Если психика сотрудников непрерывно перегружена, то любимое дело превращается в навязчивое проклятье. Люди теряют интерес к работе, все делают через силу, вопреки себе, без внимания к отработке качественных сторон продукта. Одновременно, особенно под воздействием истерик начальства, снижается самооценка персонала. Теряя веру в себя, служащие пытаются убежать от проблем, замыкаются. Они становятся агрессивны, чаще срываются на подчиненных, коллегах, потребителях и близких. Поведение приобретает иррациональные, неконтролируемые сознанием черты. У работников проявляются невротические симптомы – прежде всего потеря сил. Семейная и сексуальная жизнь разлаживаются, приятельские отношения портятся. В свою очередь общая неудовлетворенность собой, постоянное внутреннее напряжение отражается на работе. На ошибки руководство отвечает истерически.

В итоге офисы затоплены шквалом плохо выполненной работы. Осуществляемый менеджментом контроль на стадии выполнения, фактически означающий недоверие к собственным кадрам, не дает ожидаемых результатов. Наоборот – только усугубляет положение, сбивая процесс и резко понижая скорость выполнения заданий. Нагрузкина руководство растут, все много и быстро работают, при этом постоянно допуская множество больших и малых ошибок. Пока экономика на подъеме это сходит с руквысшему менеджменту, но первые же хозяйственные трудности выявят, наскольконевротически неэффективна вся управленческая система. То, что сейчас образуеттолько недополученную прибыль, легко может стать на волне общего хозяйственного понижения чрезмерными убытками.

Есть ли исследования на эту тему за рубежом, если есть, знакомы ли Вы с ними и можете ли краткорассказать о главных выводах?

Еще в 1960-е годы знаменитый психолог Эрих Фромм предложил подвергнуть психоаналитическому лечению все американское общество. Он указал на катастрофическую ситуацию с неврозами, но предложенный им путь вряд ли подходил.

По оценке Фромма неврозы, на тот момент времени, охватили 2/3 американцев. В наши дни ситуация не стала лучше. Наоборот, она усугубилась. Но если на западе многие служащие объединены в защищающие их интересы институты – профсоюзы, то в России ничего этого нет. С другой стороны культура трудовых отношений в Европе и Северной Америке менее агрессивна, а люди не столь терпимых агрессии.

Пиковый период психологических обобщений ситуации с неврозами «среднего класса» пришелся в «старых индустриальныхстранах» на 1960-е годы. Изучением этой проблемы занималась гуманистическая психология. Эрих Фромм много писал о проблемах психики «маленького человека» и их социальной, а не персональной природе. Однако никаких социологических общений наблюдений психологов нам неизвестно. Многие титулованные ученые от проблемы предпочитали отстраняться. С начала 1980-х годов в психологии начался продолжительный кризис, связанный со сменой больших циклов в мировой экономике. В мире надолго лидерство захватили неолиберальные подходы и идеи. В социальной психологии возобладали теории больших и малых групп, а непротивопоставленных социально-экономических интересов в действительности лежащих в основе главных конфликтов между людьми.

В наши дни, большинство психологов, говоря о неврозах связанных с работой, предпочитают все объяснять детскими травмами психики. Вывод – работать нужно индивидуально, поскольку проблема у каждого своя. Результат такого подхода – превращение неврозов в хроническую непреодолимую беду неотдельных людей, а всего общества.

Как воздействуют наперсонал тренинги, построенные на психологически жестких методиках: конкурсах на выбывание, понижении самооценки за счет заведомо невыполнимых задач и т.п.?

Тренинги с заведомо невыполнимыми задачами способствуют неврозу у большинства сотрудников. На людей давят на работе, а небессознательно ориентируют на успех и поддерживают. В учебной игре, к которойпринято принуждать, а не побуждать, персонал к тому же сталкивается с невыполнимыми задачами. Суммарный итог: неудовлетворенность, понижение самооценки, накопленное раздражение, подавленный гнев. Всему этому нет выходадаже в виде битья резиновых шефов. С другой стороны, поддержка слабых, формирование в них чувство самоуважения, развитие командных методик работы способны дать хороший результат. Если в офисе доверяют друг другу и умеютдействовать общими скоординированными усилиями, то число ошибок в процессетруда понижается, а его эффективность растет.

Возможно, в популярности репрессивных методик обучения отчасти кроется панический страх владельцев компаний перед профсоюзами, создание которых началось уже в банковском секторе «офисной экономики». «Если мои подчиненные объединятся в организацию защищающие их права, кто же будетхозяином в фирме?» — рассуждают многие работодатели. Но в мире давно ихорошо известно, что в профсоюзы объединяются, как правило, наиболее квалифицированные работники. Репрессиями тут ничего не изменить. С другой стороны, члены профсоюза, чувствуя свою защищенность, работают лучше.

Пока норма прибыли в экономике будет настолько велика, что позволит обходиться без уступок персоналу и сохранять прежние малоэффективные методы управления никакие тренинги не изменят ситуацию сневрозами, а эффективность труда останется ниже возможной, несмотря на любые переработки. Но перемены могут начаться довольно скоро, поскольку новый глобальный кризис экономики уже открылся.

Большинство сотрудников компаний страдают неврозом, что отрицательно сказывается на эффективности их труда и ведет к постоянным ошибкам в работе.
Массовый невроз в офисах вызван агрессивным климатом на работе, недостатком отдыха и постоянными переработками. На расстройство психики персонала также влияет незащищенность людей от широко применяемых истерических методов руководства.

Патологические состояния психики (неврозы) возникают под действием психотравмирующих факторов, значимых для личности. Среди неврозов, традиционно самым распространенным считается астения – «болезнь менеджеров» выражающаяся в потере сил. Люди с таким неврозом вынуждены делать огромные внутренние усилия, чтобы совершать простые действия. Даже любимое дело в чрезмерных дозах приводит индивидов в такое состояние, для преодоления которого требуется длительный отдых.

Не более трети всех неврозов приходится на невроз навязчивых состояний и истерический невроз. Навязчивые состояния возникают у служащих в результате постоянного ощущения тревоги на работе, страха потерять место. Истерический невроз — преимущественно женская проблема. Он выражается в бессознательных симулятивных реакциях на постоянные проблемы, решения которых индивид не видит.

В России не существует официальной статистики неврозов и других психопатологических состояний у офисных служащих. Культура обращения к психоаналитикам среди сотрудников компаний по-прежнему не сложилась. Люди живут в тяжелом эмоциональном состоянии, не отдавая себе отчета в том, что так не должно быть. Депрессия все еще считается у нас естественным состоянием.

Только соприкосновение с офисной жизнью «среднего класса» позволяет увидеть насколько проблемы в психике индивидов порождены обстановкой на работе. Благодаря наблюдению, главному средству познания психики, мы видим, что массовый невроз среди персонала вызван с одной стороны жестким давлением менеджмента, а с другой – неспособностью людей индивидуально противостоять ему, отстаивая собственные идеалы личности.

Невротические состояния большинства сотрудников российских компаний вызваны преобладанием в них командно-истерических методов руководства. Среди управленческого персонала фирм, также зараженного неврозом, существует понятие «осуществить менеджмент», означающее – наорать на подчиненных, морально надавить. Иными словами, ничего не объясняя, принудить к механическому исполнению работы посредством давления на личность. Отчасти широкое применение таких методов объясняется низкой компетенцией многих руководящих кадров.

Другим способствующим неврозу фактором выступает страх потерять работу или вызвать истерику начальства, признав свои ошибки или указав на промахи руководства. Нервозная обстановка на работе пагубно сказывается на сексуальной жизни работников, усиливая их депрессивное состояние. К невротическому падению работоспособности также ведет перегрузка сотрудников чрезмерными обязанностями и принуждение к переработкам, при колоссальном дефиците свободного времени. Во многих компаниях отпуск вопреки закону сокращен до 1-2 недель в году, а выходной только один. В результате люди просто не успевают отдыхать, а психика разгружаться от накопившихся проблем. Сотрудники утрачивают эффективную работоспособность.

Условия работы требуют от офисных сотрудников строго стандартизированной модели поведения. Часто на много часов им приходится отказываться от собственного «я», превращаясь в винтики компании. Переключиться обратно, вернуться в свое естественное состояние, позволяющее любить и радоваться жизни, оказывается совсем не просто. Но даже если это удается, ритм вещей и команд начальника не выходит из головы. Хроническое напряжение вызывает в числе прочего подавление чувств гнева и возмущения несправедливым отношением к себе и окружающим.

В результате длительного перенапряжения и постоянного воздействия множественных психотравмирующих факторов у служащих формируется невроз – стойкое функциональное психическое расстройство, очень часто сопряженное с нарушениями в пищеварительной и мочеполовой системе.

Протекание невроза может сопровождаться вспышками агрессии по отношению к подчиненным или, если подчиненные отсутствуют, к членам собственной семьи. Также характерно развитие длительных депрессивных состояний. Теряя контроль над собой, люди обращаются к антидепрессантам. В 2007 году отмечено повышение спроса на эти препараты. Лидером среди антидепрессантов является американский препарат «Прозак», основными потребителями которого являются представители «среднего класса».

Со своей стороны российский персонал имеет слабый «иммунитет» против патологических состояний. Прежде всего, проблема кроется в недостатке самоуважения, сознания собственных интересов, недооценке собственных деловых качеств. Также значение имеет нарастающее разочарование в возможности достижения идеалов потребительского благосостояния.

Распространению неврозов в средних слоях способствуют проблемы с оплатой кредитов, рост цен на недвижимость и высокая инфляция. Не имея времени, чтобы «разобраться в себе», офисные работники нередко прибегают к алкоголю и наркотикам, как способу бессознательного бегства.

неврозы, истеричный менеджмент, вопросы психологии, психологическая консультация Синдром выгорания.
Говард Хьюз–младший, американский промышленник, авиатор, кинопродюсер и плейбой, в возрасте 52 лет добровольно стал отшельником. Основной причиной называли обсессивно–компульсивный невроз, вызванный трудоголизмом и утратой жизненных целей. Но «выгореть дотла» могут не только миллионеры.

Приступы лени и равнодушия, постоянная усталость, откладывание важных дел на потом, желание уйти в монастырь, повышенная обидчивость и нервозность, беспричинные ссоры с домашними и коллегами, внезапно проснувшаяся мизантропия, обострившаяся склонность к интригам, бесцельная трата денег, многочасовое зависание в чатах, зверский аппетит, ежеминутная готовность кричать «Надоело!» по поводу и без… Симптомы могут быть разными, но в основе одно — выгорание.

Официально термин «выгорание» (burn–out) в 1974 году ввел в обиход американский психолог Джордж Х. Фрейденберг. Он трактовал его как «угасание мотивации и снижение активности на рабочем месте». Но со временем термин приобрел более широкое значение, и теперь так называется состояние физического, эмоционального и умственного истощения, вызванного длительным пребыванием в эмоционально перегруженных ситуациях.

Потеря интереса к работе — самое яркое последствие выгорания, наносит вред здоровью: Оно часто проявляется в симптомах болезней — язве, бессоннице, повышении давления. Если у человека есть предрасположенность к какому–нибудь заболеванию, то именно оно и обострится. Выгорание бьет по слабым местам в организме.

Фактор риска
Выгоранию способствует целый комплекс факторов, каждый из которых усиливает действие другого. Вы попадаете в группу риска, если:
живете в мегаполисе и вне зависимости от вашего желания вынуждены контактировать с множеством людей — в автомобильных пробках, магазинах, на улицах;
работаете в огромной корпорации, вовлечены в ежедневную карьерную гонку, боитесь потерять место;
действуете в экстремальных условиях, спешите, рискуете, проявляете повышенное внимание к деталям, принимаете ответственные решения, получаете не фиксированный оклад, а проценты от прибыли;
по долгу службы имеете дело с множеством коллег, партнеров, клиентов, постоянно общаетесь с ними, вовлечены в решение их проблем, сталкиваетесь с их негативными эмоциями и переживаниями.
Неудивительно, что сегодня в перечне самых «возгораемых» профессий значатся специалисты по продажам, кадрам, пиару, консультанты, аудиторы, психологи, учителя, продавцы, врачи, милиционеры, военные, а также руководители всех мастей и рангов. Еще Фрейденберг, говоря о выгорании, имел в виду прежде всего людей, которым приходится интенсивно общаться с клиентами при оказании профессиональной помощи — врачей, военных, диспетчеров.

Фактором риска является в первую очередь стресс. И при неправильном управлении, неумении начальника грамотно ставить перед подчиненными задачи и определять реальные сроки выполнения заданий «пожароопасной» может стать любая, даже самая мирная сфера деятельности. Обычно люди неосознанно избегают негативного воздействия на психику и стремятся покинуть «сейсмически» опасную зону с неправильной организацией труда и неумелым руководством. Если в вашей организации текучесть кадров превышает 20% в год, значит, вы трудитесь именно в таком месте.

Впрочем, можно всю жизнь проработать в приемном пункте травматологического отделения, отряде спасения или в совете директоров международной корпорации и уйти на пенсию без малейших следов невроза, полным оптимизма. Для некоторых необходимым условием нормального функционирования оказывается именно нервная обстановка, форс–мажор.

Индекс огнеупорности
Как отмечал Фрейденберг, «использованными спичками» могут стать прежде всего добрые, мягкие и эмоционально вовлеченные в дело идеалисты; интроверты, которые долго и глубоко переживают свои впечатления; фанаты, которые сутками работают над воплощением своих идей. «Некоторые увлеченные люди напоминают психических больных, у которых также есть «сверхценная идея». Они настолько увлекаются, что не следят за здоровьем, забывают о личной жизни, кладут все на алтарь своего дела. Отдавая себя без остатка, они ждут признания общества. Не дождавшись его, получают серьезнейший удар.

Но сгореть могут и «ледышки», не умеющие устанавливать теплые отношения, не привыкшие в силу сурового воспитания к «телячьим нежностям», неспособные к «тепловому обмену», эмоциональной подзарядке. Поэтому мужчины, которым обычно приписывают вышеперечисленные качества, находятся в группе риска. У женщин свои проблемы. Они вынуждены разрываться между семьей и работой, доказывать свое право на бизнес–свершения и терзаться чувством вины перед семьей, которой не уделяют достаточно времени.

В особую группу риска входят также «люди с неясной жизненной позицией, целями и ценностями, заниженной самооценкой, пассивные, негибкие, избегающие сложных ситуаций, боящиеся конкуренции, не умеющие искать компромиссы». Дополнительный фактор риска — честолюбие, самонадеянность, тревожность, неумение прощать себя.

«Лучшее лечение — профилактика». Это правило имеет самое непосредственное отношение к выгоранию и известно каждому. Но почему мы забываем даже о простейших профилактических мерах?

Не перерабатывайте! Одной из причин выгорания может быть банальная усталость. Которая лечится не менее банальными методами: пониманием того, что работать сутками напролет и спать по четыре часа невозможно. Добро пожаловать в отпуск (особенно если уже несколько лет не пользовались своим правом на отдых)! Его стоит «дробить»: две недели летом, неделя — зимой. И желательно провести это время не на даче под Москвой или на привычном курорте, а в абсолютно новой обстановке. Обязательное условие — не говорите о работе во время отдыха. А по возможности даже не думайте о ней. Чтобы отключить мозг, стоит не просто валяться на пляже, а, например, заниматься активными видами спорта.

Ищите смысл! «Основную лепту в потерю интереса к работе вносит то, что человек перестает видеть в ней смысл, ощущать ее пользу, — Работа очень часто становится лишь источником денег и статуса, местом времяпровождения и т.п. Но человек, ориентированный лишь на достижение новых и новых благ потребительской цивилизации, становится подобен крысе из эксперимента, которая может самостоятельно посылать сигналы в центр удовольствия. Через некоторое время она перестает двигаться, есть, пить и умирает… Поэтому отыщите в работе новый смысл, ради которого вам бы хотелось заниматься ею, вне зависимости от приносимых внешних благ. Делайте любимое дело, полезное для вас и для других. Относитесь к своей работе как к большой части жизни, которая закончится. Наслаждайтесь жизнью и работой. Не получается? Подумайте, тем ли вы занимаетесь и туда ли идете».

Ищите причины! Конечно, надоевшую работу можно бросить и перейти на новое место. Но, не зная причин выгорания, вы не сможете найти противоядие. Смена работы без осознания причин текущей неудовлетворенности — временное решение, — Нужно понимать, чем вызвано состояние усталости, что ранее служило источником вдохновения, почему ситуация изменилась, можно ли вернуть интерес на нынешнем месте, что именно может заинтересовать сейчас.

Живите не для того, чтобы работать! Главное — любить то, чем занимаешься. Несмотря на все трудности, любимая работа вдохновляет, появляется и второе, и третье дыхание, Но реализовываться нужно не только в работе. Для меня, например, важно часто встречаться с друзьями, а в последнее время я увлеклась кулинарным искусством. Я люблю готовить, главное — чтобы было для кого!
Будьте собой! «Когда человек не имеет возможности выразить себя, когда он вынужден скрывать свою истинную природу, он чувствует примерно такое же напряжение, как разведчик в тылу врага. Естественность, искренность, безыскусность гораздо менее утомительны, чем притворство и фальшь». Это утверждение психолога Абрахама Маслоу вполне можно считать руководством к действию. Не позволяйте приносить в жертву вашу уникальность!

Переключайтесь! Корректор при вроде бы спокойной работе более подвержен выгоранию, чем непоседа–журналист, потому что вынужден все время сидеть в одной позе и концентрировать внимание на чужих текстах, прочитывая одно и то же по нескольку раз. Тогда как пишущая братия, несмотря на суету и неопределенность, все время переключается с одного занятия на другое. Отсюда мораль: чтобы не утонуть в море рутинных обязанностей, делайте паузы. Но «забивайте» их не сигаретой и чашкой кофе (которые дают лишь иллюзию расслабления), а, например, прогулкой вокруг офиса или маникюром. В обеденный перерыв, кстати, можно и в музей выбраться — главное, чтобы это приносило удовольствие. Действуйте по принципу «от противного»: после физической работы — полежать молча, после умственной — размяться. «Если я весь день напряженно смотрю на экран компьютера, то для релаксации нужно смотреть вдаль «рассеянным» взглядом. Если приходится весь день считать или анализировать текст, стоит слушать музыку или медитировать. И конечно, необходимо активное движение — плавание, танцы!» — подсказывает Вера Александрова. Главное — не думать, что вы тратите время впустую. «Если усталость или помеха не дают вам закончить решение математической задачи, лучше отправиться поплавать, чем сидеть и бездельничать», — советовал основатель учения о стрессе Ганс Селье.

Улыбайтесь и шутите! Джон Дуглас, известный психолог ФБР, специализирующийся на расследовании особо тяжких убийств, заметил, что в его отделе, где на сотрудников постоянно ложилась огромная физическая и эмоциональная нагрузка, опасности выгорания в наименьшей степени подвергались те, кто обладал неиссякаемым чувством юмора: «Сторонним наблюдателям казались циничными смех и шутки следственной бригады, выехавшей на очередное кровавое побоище. Но именно они уберегали их от сумасшествия».

Будьте самодостаточны! По мнению Абрахама Маслоу, это предохраняет от опасности выдохнуться: «Автономность или относительная независимость от окружения означают также стойкость перед лицом неблагоприятных внешних обстоятельств, невезения, ударов судьбы, трагедий, стрессов и лишений. Чем более самостоятелен и независим человек, тем больше у него шансов на профессиональное долголетие».

Тянитесь к людям! Быть самодостаточным вовсе не значит быть нелюдимым волком–одиночкой. Противостоять саморазрушению помогает похвала, возможность выговориться и попросить «поддержки у зала» — вспомните хотя бы общества анонимных алкоголиков. «Но не вываливайте негатив на первого встречного — потом появится чувство вины, — предостерегает известный американский тренер, директор компании Sale Solution Джон Вон Эйкен, и добавляет: Сделайте тому, кто рядом, что–нибудь хорошее — благодарность лечит выгорание».

Копите денежки и… берите «академ»! «Многие профессионалы переживают выгорание, но редко признаются в этом. Я сам проходил через это несколько раз. Могу посоветовать: копите деньги, чтобы иметь возможность отдохнуть, если уж вас это коснется. Отсутствие ресурсов усиливает выгорание», — советует Джон Вон Эйкен. Кстати, в западных университетах есть правило: после семи лет напряженной работы профессор может взять годичный тайм–аут. И удалиться писать книгу, готовить новый курс лекций, заниматься научными изысканиями или просто отдыхать. Ученые давно заметили: профессионал, истово отдающийся своему делу, начинает выдыхаться через 7–12, максимум 15 лет и ему необходимо восстановиться в спокойной обстановке, сменить образ жизни.

Возвращайтесь с новыми силами! Я знаю людей, которые сходили с дистанции, а потом возвращались, чтобы вернуться, нужно сделать паузу, «перезарядить» эмоциональные батарейки. Например, уехать в иностранную бизнес–школу, совместив приятное (отдых, переключение на другую деятельность) с полезным (новыми знаниями). Однако этот вариант годится в том случае, если выгорание еще не привело к серьезным расстройствам, которые требуют лечения и покоя». Но что писать в резюме тем, кто махнул на далекие острова: «пребывал в творческом поиске самого себя», «отошел от дел по причине нервного истощения»? Сам по себе поиск «тихой гавани» не является плохим и недостойным — скорее всего, это осознанный выбор, связанный с переоценкой приоритетов. Но объяснение «просто выдохся» или «поиск новых впечатлений» не является конструктивным. Словом, выгорание стоит скрывать. А лучше — не доводить себя до этого состояния.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s