Объяснение причин мужских измен

Психологи, объясняющие причины мужских измен, нередко говорят об ответственности мужчин за изменчивость вида в природе, притом, что женщины отвечают за сохранение новых признаков и выживание вида.

Около 25% женщин изменяют своим мужьям в фантазиях. Среди мужчин процент «фантазийных» измен около 13%, зато мужчины чаще предпочитают изменять в реальности.

Что же толкает мужчин на измену?

Новая любовь. Эта причина измены характерна как для мужчин, так и для женщин. Если существующие отношения являются рациональными, необходимыми или вынужденными, если причиной брака была выгода или страх одиночества, и тут происходит встреча Любви, то — вновь возникшая влюблённость становится причиной измены. Новые мечты и надежды захватывают, но далеко не факт, что им суждено сбыться.

Эмоциональная изоляция. Мужчину не оценили по достоинству, он ищет взаимопонимания и не находит его в существующих отношениях с женщиной. Тогда он изменяет — в надежде получить то, что ищет, на стороне.

В ваших отношениях много ссор и конфликтов. Иногда мужчины изменяют, так как женщина, с которой он находится в отношениях, его постоянно критикует и оспаривает его мнение. Мужчина надеется, что другая женщина подчинится
ему, и он будет лидером в отношениях, где существует борьба за власть!

Женщина мечты. Возможно, во взаимоотношениях с женщиной мужчина не мог реализовать все свои сексуальные фантазии, и ему всегда чего-то не хватало. Он встретил (как ему кажется) женщину своей мечты и хочет проверить сексуальную совместимость.

Месть — когда мужчина отвечает изменой на измену. Или это может быть месть и желание причинить боль всему женскому роду за обиду на мать или за то, что когда-то его бросила любимая девушка.

«Дурная» наследственность: сын повторяет действия отца, подражая ему.

Прошлые измены. Если женщина простила мужчине измену, которую он совершил раньше, очень вероятно, что измена повторится. Женщиной движет страх потери, а мужчиной — безнаказанность.

Острые ощущения. Запретный плод сладок! На измену мужчину побуждает риск и влечение к опасности быть разоблаченным. Острые ощущения — это потребность психики, которую на самом деле можно удовлетворить не изменой, а совместным увлечением. И удовольствия будет в разы больше. Измена для такого мужчины — это бегство от скуки, монотонности и рутины.

Выбор. Иногда мужчина изменяет просто потому, что у него есть выбор. Мужчинам не так часто, как женщинам, предлагают заняться сексом. Когда другая женщина предлагает секс, не каждый мужчина сможет отказать.

Сексуальная неудовлетворенность. Любовница, как источник новых эмоций и чувственных наслаждений. Сексуальные отношения потеряли яркость, и хочется нового эротического опыта и сексуальных ощущений. Если темперамент и «смелые» сексуальные фантазии мужчины не находят удовлетворения в отношениях с одной женщиной, то он будет воплощать их с любовницей на стороне.

За компанию с другом и игра в секс «от делать нечего».

Жажда власти. Стремление кому-то нравиться, получать комплименты и слышать восхищение. Измена для такого мужчины — показатель его обаяния, а его реальная самооценка очень низка. Желание самоутвердиться за счет многочисленных сексуальных связей говорит о том, что мужчина инфантилен, и не готов к серьезным отношениям.

Бегство в секс. Вместо того, чтобы разрешать конфликты в отношениях, психологически незрелый мужчина предпочитает убежать от них, перебирая сексуальных партнерш.

Причины, по которым мужчины изменяют, могут быть и более сложные, чем те, что описаны выше. Может быть комбинация причин. Тем не менее, ни одна из них, не оправдывает обмана и измены.

Статистический факт: мужья изменяют женам (по крайней мере, 80 % мужей в этом злодеянии социологам признались). Если рассматривать этот вопрос с биологической точки зрения, то непонятно, почему только 80, а не все 100. Если рассматривать его с точки зрения морали, то непонятно, почему вообще кто-то изменяет. Короче говоря, вопрос требует ответа, а отвечают за все, как всегда, братья наши меньшие и мать их, природа.

В природе так устроено, что женское отвечает за стабильность жизни, а мужское за ее изменчивость. Надо сказать, что эта закономерность прослеживается на всех уровнях биологической и психической организации. Если в стаде — на сто самок один самец, то приплод будет максимальным, но все малыши окажутся практически на одно лицо, будет стабильность, но не будет изменчивости, что для выживания вида опасно. Если же в стаде одни самцы, а самок — раз, два и обчелся, то ситуация меняется с точностью до наоборот. Потомство получит лучший генетический материал, однако, его — этого потомства — будет мало, а потому шансы на выживание у этого вида опять-таки снизятся. Вот почему существует стойкое равновесие между количеством мужчин и женщин в отдельно взятом виде.

Движимые своей природной изменчивостью, Мужчины изменяют: ищут местечко, где бы приспособить свой генетический материал. Глазеют по сторонам и тестируют женскую почву на предмет готовности к заветному спариванию. Разумеется, глубинный смысл этого рефлекса мужчинами не осознается, но природе же все равно — осознанно, или неосознанно — повезет, будут дети, не дай бог.

Итак, мужчины вынуждаемы природой совершать то, что нашим социальным общежитием не предусмотрено категорически — изменять или, точнее, образовы­вать временные союзы с разными женщинами. Иными словами, мужчины — существа полигамные, и с этим ничего не поделаешь, они будут постоянно «смотреть на сторону». Можно на него сетовать, а можно еще и глупостей наделать. Вот муж загляделся какую-то «девушку в красном». Есть повод закатить ему скандал — дурное дело нехитрое. Но что из этого получится? Бьюсь об заклад, он решит, что та — это мечта и лучшее существо на планете, а эта — его жена — стерва, каких мало! Своими же руками и…

Кто-то скажет: «Одно дело — флирт, другое — серь­езные чувства!». Дорогие мои, любимые, отличие между ними кроется только в интенсивности сексуального влечения, активности половой доминанты. В первом случае сексуальное влечение невелико, а потому надолго его не хватит и существенных изменений муж­ского сознания за ним не последует. Во втором же слу­чае сексуальное влечение, напротив, весьма и весьма интенсивно, а потому и эпопея затянется, и в сознании виновника торжества возникнет любовный бред с гал­люцинациями. Вытекающие отсюда последствия, должно быть, понятны…

Как муж относится к жене? Она то, что у него уже есть, а то, что уже есть — неинтересно. Оно уже его, что с ним особенно заниматься? Потенциальная любовница — дело другое, она — то, чего у этого мужчины еще нет, нечто таинственное и завораживающее. И здесь вопрос отнюдь не в объективном сопоставлении! Жена может быть и на сто порядков лучше любовницы, но проигрывает в другом — она уже имеется в наличии.

И вот женатый мужчина влюбляется, но не в жену. Скажу сразу, что это случай клинический, причем неизлечимый (до поры до времени, по крайней мере). Жена будет переживать, это обязательно. Но выводы, которые она делает в этом своем болезненном состоянии, конечно, далеки от истины. Она начинает думать про себя всякие гадости: что она «хуже той», что она «битая карта», что будущего у нее нет. Полная ерунда! Просто муж приболел на голову, себя не помнит, а других и подавно. Он находится в том состоянии, которое на зоологическом языке называется гоном, а на физиологическом — возбужденной сексуальной доминантой. А вся его лирика, цветы и страдания — это только легенда, как у разведчиков; впрочем, он, будучи временно сумасшедшим, сам в эту легенду и верит. Болезнь, понимаете ли, невроз обострился.

Но не все коту масленица, может и муж получить гранату! Есть измены мужские, но есть и женские, иными словами, измены достопочтенных жен. Адюльтер — это попытка замужней женщины найти счастье «на стороне». Впрочем, всегда, когда затрагивается тема адюльтера, встает вопрос: а не имеем ли мы дела с досадной случайностью? Насколько вообще супружеская измена естественна для женщины, насколько она ей необходима? Эти вопросы отнюдь не бессмысленны, особенно в рамках рассматриваемой нами темы — не­вротические стили жизни.

Начнем издалека и определимся поначалу, как обстоят дела с «изменами» у наших ближайших «родственников» — приматов. Здесь, можно сказать, измены отсутствуют, поскольку все сексуальные партнерши — официальные супружницы. Приматы — существа полигамные, по крайней мере, мужчины-приматы, а потому для них супружеская измена вещь весьма виртуальная. Среди человекообразных обезьян одни (например гориллы) — животные стайные, другие (например орангутаны) — территориальные. Однако моногамных среди них — днем с огнем. Стайные образуют группу, где самец-лидер (вожак), с одной стороны, эксклюзивно покрывает весь свой гарем, с другой, отражает напор прочих желающих поучаствовать в этом процессе. Самцы территориальных обезьян не образуют группы или стаи, но отвоевывают себе жизненное пространство в несколько га, и всякая забредшая на территорию этого самца самка рассматривается им как его «частная собственность». Сурова Мать-Природа!

Можно ли говорить в этом случае об адюльтере? Решение вступать или не вступать в сексуальные отношения самка приматов не принимает, за нее решает самец. Однако, есть один примечательный феномен: «думами тяж­кими о детях своих». Конечно, вожак, он же и ненаглядный супруг, существо обожествленное в незрелом сознании самки: он ведущий, она — ведомая. Самец защищает, обустраивает пространство и т. д. Такое бы современным мужчинам! Однако супруг — супругом, а главное — дети. Нужно побеспокоиться об их будущем. Будущее же их зависит от благоволения вожака, а вожаки имеют свойство свой пост оставлять, уходить, что называется, на покой, происходит, так сказать, ротация кадров.

Представим себе ситуацию: произошла такая «ротация», вожак поменялся, другой самец теперь верховодит над раболепным гаремом. Как он будет относиться к детям прежнего властителя? Разумеется, без особого энтузиазма! Поэтому-то самки приматов и страхуются. Улучив минуту, когда вожак зазевался, самка тихонько отходит подальше, в укромное местечко, где и встречается на адюльтерном ложе с претендентом на руководящий пост. Тот, особым умом не отличаясь, сменяя-таки своего предшественника на должности вожака и, одновременно, супруга всех вольнопасущихся самок, рассматривает детенышей этой своей прежней любовницы, а ныне — жены, как своих собственных, и относится к ним соответственно.

Иными словами, адюльтер у человекообразных обезьян открывает дорогу к должности «любимой жены», со всеми вытекающими отсюда последствиями: ее дети будут обласканы. По всей видимости, именно эта бессознательная тенденция и движет женщинами, которые, даже находясь в браке, инстинктивно ищут «другого» мужчину. Впрочем, такие бессознательные думы о детях в нашем «сознательном обществе», как правило, оборачиваются для последних не лучшим образом. Благими намерениями — как известно…

Но посмотрим через некоторое время на того лихого «вожака», теперь это чудо в рейтузах с отвисшими коленками и в тапочках. Впрочем, дело, конечно, не во внешнем виде, а в виде внутреннем. Мужчина ты или не мужчина? — вот какой вопрос возникает у женщины, глядящей из кухни на то, что лежит на диване перед телевизором. Где былая страсть, пережитое некогда увлечение-восхищение, где прежняя сладость ее девичьей обороны, его молодецкой силы? Канули в Лету милые сердцу душевные трепетания, поскольку даже они — это лишь только игра ее бурного воображения. Да, в тех женщинах, которые всегда Женщины, никогда не угаснет это невротическое, по сути своей, желание — принадлежать всецело страстному мавру, который крепок, как дамасская сталь, и нежен, как узбекский хлопок.

Можно влюбиться и в такого: непонятного, загадочного, холодного, которому все безразлично, которому море по колено, который, кажется, и не хочет от нее ничего, и бросит при первой возможности. Но она-то в этой жестокости и черствости его сердца, ощущает страсть, ощущает его величественное одиночество, и кажется ей, что если и нужно чего — так это осчастливить его своей любовью, отогреть его ледяное сердце и насладиться истинным счастьем — заслуженным, желанным, еще неизведанным… И неведомо бедной женщине, что все это лишь ее мечты, ее иллюзии. Да, то, что творит иногда с женщиной ее сексуальная доминанта, мужчинам и в самых изощренных снах не снилось!

Итак, мы галопом осветили уже целых два бессознательных, доставшихся женщине от далеких предков, варианта поведения, приводящих или могущих привести ее к адюльтеру или даже хронически адюльтерному способу существования, т.е. неврозу как стилю жизни. С одной стороны, это рефлекторное почти потакание мужской активности. Его настоятельная, захлестывающая, увлекающая, манящая другой жизнью, другим к ней отношением активность — способна вскружить женщине голову, а там и до адюльтера недалеко. С другой стороны, это бессознательный поиск женщины лучшего отца для своего ребенка, причем этот ребенок далеко не обязательно реально присутствует, но ведь потенциально каждая женщина — мать, вот и ищет. Чего найдет, о том лучше не думать.

Но есть и третья стратегия, эта уже чисто человеческое изобретение: месть. Женщина испытывает это чувство не только к тому мужчине, который ей изменяет, она мстит и тому, который не ощущается (подсознательно, по большей части) ею как мужчина. Тому, который не заполняет ее, не дает ей чувства надежности, защищенности. Тому, который стал ей соседом, с которым она не может ощущать себя женщиной. Конечно, она будет искать «Мужчину», ведь она «Женщина». Впрочем, толку от этого не будет, месть — чувство подслеповатое и определенно бессмысленное. Будет разочарование, будет и возвращение в покинутую супружескую постель и на душе будет гадко.

Многим мужчинам удается улучшить свою жизнь изменами. Они изменят законной супруге, успокоятся, стабилизируют свой невроз и даже с большим подчас рвением продолжат радеть за семейный очаг. Но у женщин такая тактика, как правило, не проходит. Или же измена становится стилем жизни, что, впрочем, радует скорее женское самолюбие, нежели действительно радует. Или же адюльтер оказывается поводом для душевных переживаний, самообвинений, тоски и про­чих психологических неприятностей. И это при том, что измена, дай бог, пройдет благополучно и без неприятных последствий! А если нет?..

Реклама